Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Эмма

Пока мы живы, можно всё исправить…

Пока мы живы, можно всё исправить,
Всё осознать, раскаяться, простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы... Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
И попросить прощенья не смогли...

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает нескольких минут
Понять – о, Боже, как мы виноваты!

И фото – чёрно-белое кино.
Усталые глаза – знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени...
А сколько было сказано «не то»,
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль, – вины последний штрих, –
Скребёт, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя – не можем...

Автор: Владимир Бергер и Елена Кораблева
весенняя пора

Добрые истории: Человек, который сажал деревья

В Англии с одним человеком случилась беда: погибли его близкие.

От горя он уединился в пустынном районе Англии и стал пастухом.

Переживая свою боль, он начал сажать деревья - дубы. Каждое утро он набивал свои карманы желудями, посохом протыкал землю, бросал желуди и засыпал их землей. Сначала он делал это, не задумываясь, с каким-то механическим упорством.

Прошло несколько лет - и там, где проходил со своими овцами этот странный пастух, появлялись целые рощи нежно-зеленых молодых дубов. Но иногда стадо овец, которое он пас, уничтожало молодые побеги. В какой-то момент этот удивительный человек принял решение: посвятить свою жизнь оздоровлению земли.

Он бросил все и с утра до ночи занимался только тем, что высаживал молодые деревья. Этим благородным делом он занимался по 16 часов в день. И так всю оставшуюся жизнь. Люди сначала не понимали его: сошел с ума от горя, чудак.

Но прошло пятьдесят лет - и выжженная солнцем, искореженная, потрескавшаяся земля превратилась в дубовые рощи. Между деревьями пробились родники, побежали ручьи, прилетели птицы, поселились звери. Мертвая земля ожила. Обычный пастух изменил мир. Всего лишь один человек сотворил чудо!
Ставка больше чем жизнь

К наступившим дням всех усопших - Пискаревское кладбище

В последнюю поездку в Питер таки исполнила свою давнюю мечту и побывала на Пискаревском мемориальном кладбище. Несмотря на то, что добираться довольно далеко и не очень удобно, это того стоило. В конце концов, что такое несколько остановок на метро и автобус, если впереди высокая цель? Удалось даже не заблудиться, погода стояла прекрасная, в общем, все складывалось один к одному.
Collapse )
беспорядок

Беслан: воспомиания бывшей заложницы

День первый

День второй

День третий

Самой комментировать трудно. Были еще свежи воспоминания от Норд-Оста и случая в Кремлевском дворце, когда на сцену во время балета выскочил какой-то алкаш и стал размахивать руками. Я не вру: тогда разбежалась половина зала. Я заставила себя остаться сидеть, так как со мной была мышка Ленка, которую я обещала хранить и защищать. Такого предательства я бы себе не простила. Лучше смерть в 16 лет, чем эта ненависть к себе на долгие годы. Это оказался всего лишь какой-то надравшийся по самые брови хулиган, которому насовали и просто стащили вниз. Не буду комментировать факт близости президентской резиденции. Если и там не могут обеспечить безопасность, то где могут? Мы всегда находимся под прицелом и вряд ли можем это изменить.
Беслан выжал из меня остатки слез, пожалуй. Хотя он казался таким далеким и малореальным. Наверное, я так и не поверила до конца, что он был на самом деле. В это ведь невозможно поверить. Где-то там, под южным солнцем, а не на продуваемых холодным октябрьским ветром улицах Москвы... С тех пор я не плачу, когда случаются теракты. У меня нет внутри влаги. Она вся впиталась в эти рубцы на сердце. Каширка, Норд-Ост, Автозаводская, Беслан...
В дни траура я надела на запястье тоненькую черную фенечку, которую сплела своими руками. Как умела, как могла. И это все, что я в 17 лет могла сделать. Надо ставить точку. А про то, как мы взрослели в эпоху, когда постоянно лилась кровь невинных, я все-таки напишу. Обещаю.