Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

Тень Отца - Тайна Рождества

Среди ночи он шепотом спросил ее:
- Ты спишь?
- Нет.
- Тебе холодно?
- Нет...
- Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо. Не тревожься.
- Кем будет Тот, Кто родится?
Она не подняла головы с его колен, только шепнула:
- Мессией.
- А каким будет Мессия? Человеком, как мы?
С этим вопросом Иосиф обратился одновременно и к ней, и к себе. Какое-то время она молчала, затем тихо ответила:
- Он будет моим Сыном...
Мириам должна была родить Мессию. Чтобы дать Его, Всевышний взял у него ее... Не первый раз эта мысль посещала Иосифа; она прилетала внезапно, как стрела. Он отгонял ее, но она возвращалась. Вот и теперь, воспользовавшись этой бессонной ночью, она посетила его вновь. Она внедрялась в его сознание, как змея в отверстие тесной норы. Говорила: «Вы могли бы быть самой счастливой парой... Никто из вас не требует от жизни каких-то необыкновенных вещей. Вы бы ни в чем не нуждались. Своей любовью вы бы служили Всевышнему и провозглашали Его величие... Но Он предпочел пройти между вами...»
Мириам пошевелилась на его коленях, подняла голову, открыла глаза, взглянула на него. На ее бледных губах промелькнула улыбка. Она тихо сказала, будто по-прежнему вела беседу с Иосифом:
- Моим Сыном...
Она снова закрыла глаза и положила голову на колени Иосифу. Ее дыхание стало вновь дыханием спящего человека. Иосиф, хотя все его тело уже онемело, остался сидеть неподвижно.
(…)
- О Иосиф, радуйся! Радуйся! Это мальчик! У тебя сын! Он родился счастливо. Какой он прекрасный! Твоя жена зовет тебя...
Сквозь дым, как в тумане, он увидел склонившуюся над яслями Мириам - туда, под склоненные головы животных, она положила Родившегося. Иосиф наклонился. На соломе лежал Младенец - обыкновенный человеческий ребенок. У Него были закрыты веки, которые Он, казалось, силился открыть. Его маленький ротик был раскрыт, словно в поисках чего-то. Он ничем не отличался от тех новорожденных, которых Иосиф видел в своей жизни. Маленькие посиневшие ручонки, сжатые в кулачки, не тянулись за мечом. Младенец был маленьким и слабым, нуждался в заботе. Вол с ослом смотрели на ребенка сверху, словно с выражением ласкового сочувствия. Пес взобрался передними лапами на ясли и лизнул поднятую маленькую руку.
- Посмотри на Него, Иосиф, - шептала Мириам. - Какой Он очаровательный!
- Самый очаровательный, - подтвердил Иосиф.
- Мы назовем Его Иисус. Ты позволишь, правда?
- Мы назовем Его так, как ты захочешь.
- Наш Иисус, - шептала Мириам, - наш Сын...
Иосиф приподнял Младенца. Он был легонький. Весил, казалось, не больше тех лоскутков, в которые был обернут. Древний обычай требовал, чтобы отец взял сына и положил его себе на колени. Улыбающиеся глаза Мириам говорили о ее согласии. И Иосиф последовал древнему обычаю. Глядя на лежавшего на его коленях Младенца, он испытал дивные чувства. Незадолго до этого он чуть ли не бунтовал против Новорожденного, а теперь ему было стыдно за эти мысли. Родился не великан, рвущийся в битву, - Иосиф держал в руках нежное и хрупкое тельце. Крохотные ручки находились в постоянном детски неосмысленном движении. Вдруг открылись сомкнутые веки Младенца, и Иосиф увидел Его темные глаза. Он смотрел вопрошающе в эти глаза, но ребенок, как обыкновенный новорожденный, смотрел куда-то в пространство, шевеля губами.
Несмело, переполненный какой-то новой для него нежностью, Иосиф прикоснулся к голове Мириам, склоненной над яслями.
- А сейчас, - сказал он, - тебе надо отдохнуть, выспаться. Он тоже хочет спать. Ата присмотрит за Ним. Я буду рядом. Будь спокойна: я не сомкну глаз, буду бодрствовать.
Она повернула к нему лицо, погладила его тыльной стороной ладони по щеке и шепнула:
- Я знаю, что ты будешь бодрствовать.
- А ты спи.
- Я буду спать. - Она уже положила голову на солому, как вдруг спросила: - Ты будешь Его любить?
- Разве я мог бы Его не любить?
- Ты прав: не мог бы. Ни ты, ни кто-либо другой... Но ты, - она пальцем коснулась груди Иосифа, - ты должен быть отцом. (с) "Тень Отца". Ян Добрачиньский.

Одна из моих любимых книг. Это не богословский трактат, а художественное произведение, но оно невероятно органично заполняет "белые пятна" Евангелия. Действительно, все могло быть именно так. Читая Библию, мы не видим многих житейских подробностей, которые помогли бы нам увидеть в Деве Марии, святом Иосифе и Иисусе самых что ни на есть живых людей, а не какую-то историческо-религиозную абстракцию. А ведь это самое главное для того, чтобы с ними сблизиться. Мне лично очень помогает размышлять над Радостными тайнами Розария. Все видится совершенно по-другому. Рекомендую.
Tags: Адвент, Рождество, книги, размышления на Розарий, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments