Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

Category:
  • Mood:

Размышления на Скорбные тайны Розария

Сделаю вам подарок на Адвент и запощу свои размышления на тайны Розария, раз они таки имеют успех и доходят до сердца. Нехорошо зажимать тогда только для молитвенной группы. Пока есть только Скорбные и Славные тайны, но потом обязательно напишу и на две оставшихся части.
Как это получилось? А не знаю. Когда сама читаю Розарий, то мне порой кажется, что ничего нового я уже не надумаю, потому высказываю только интенции на каждую тайну, а потом меня попросили написать размышления к собранию молитвенной группы. Я задумалась немного, но сомневалась в успехе. А потом одна свежая мысль промелькнула, другая... Я села их записать, и, к моему удивлению, иногда получалось даже слишком развернуто. Не мое это, а дар свыше.
Сегодня вторник, а потому Скорбные тайны.

1 Скорбная тайна – Молитва Иисуса в Гефсиманском саду.

Лк (22:39-48)
И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его.Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение.И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет.Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю. Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.
Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть. Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?


В Евангелии мы читаем описание Страшного Суда, что грядет в конце времен. Там Господь четко и ясно сказал, что мы Ему делаем именно то, что делаем нашему ближнему. А теперь задумаемся, имеем ли моральное право осуждать Иуду, когда сами часто поступаем точно так же. Почему-то порой кажется, что, читая о Страстях Христа, мы читаем лишь жизнеописание Иисуса, но ведь, если задуматься, то многие из наших ближних идут тем же крестным путем – кого-то предают самые близкие люди, кого-то истязают и унижают, а иных и убивают с особой жестокостью без всякого на то повода. «Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?» - вспомним случалось ли нам в глаза улыбаться человеку и заверять в вечной любви и преданности, а потом вонзить в спину нож? И если случалось, то чем мы отличаемся от того самого Иуды? И сколько раз мы обещали Господу начать новую жизнь, а потом предавали в угоду собственному удобству или выгоде? Так не к нам ли этот возглас: «Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?»

2 Скорбная тайна – Бичевание
Мф 27:15-26.

На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва; итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? Ибо знал, что предали Его из зависти. Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него. Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.
Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам?
Они сказали: Варавву.
Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом?
Говорят ему все: да будет распят.
Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят!


Часто ли мы можем сказать «нет» злу, когда все вокруг кричат совсем иное? А если не можем, то почему? Страх? Равнодушие? Желание почувствовать себя сильным, слившись с толпой, которая объединилась для травли кого-то, кто не угоден? Готовы ли мы стоять за правду, даже если по мирским меркам мы заведомо проиграли и будем просто раздавлены большинством, которое называет черное белым? Если нет, то мы молчаливо согласились присоединиться к тем, кто истязал Христа. Никто не возмутился. Даже Пилат испугался и не пожелал воспользоваться своей властью, чтобы не творить это беззаконие. Быть может тот, кто решился бы протестовать, был бы тут же убит. Но не было бы это хоть маленьким утешением Распятому? Не легче ли нам переносить ненависть и насилие над психикой, нападки множества других людей, которые нас ненавидят, если знаем, что есть хотя бы один человек, который нас любит и поддерживает? Так почему же мы так часто не решаемся возвысить голос и прячемся в тени, когда кто-то нуждается в нашей любви и ободрении?


3 Скорбная тайна - Венчание тернием

Мф 27:27-31.

Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали на Него весь полк и, раздев Его, надели на Него багряницу; и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский! и плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове. И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие.

Всякий верный призван во всем уподобиться Христу, но часто ли мы воспринимаем эти слова всерьез и понимаем, что именно они означают? Пожалуй, мы уже начали воспринимать Страсти Христовы чем-то между историческим мифом и тем, что было когда-то давно и не имеет к нам никакого отношения. Часто мы забываем о том, что они актуальны и доныне. Может быть, потому что это «неудобно». По-человечески страдать никто не хочет, но раз Христос страдал и покорно принимал эти страдания, то его последователи призваны к тому же. Венец из терна, страдание за наши грехи, принятое с любовью, - это венец милости и грядущей славы, к которой мы будем сопричастны, если претерпим до конца.


4 Скорбная тайна – Крестный путь

Мк. (15: 21-24)

И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его. И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место. И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять.

Почему мы нуждаемся в ежедневном обращении нашего сердца к Богу? Вроде бы когда-то мы делали добрые дела, молились, а теперь хватит, нужно и для себя пожить. Но Христос дарует нам Самого Себя каждый день в Евхаристии, этой Святой Жертве алтаря. Он не ставит условий, просто отдает Свою жизнь из любви к нам. Каждый день. Всегда. А мог бы сказать, что и одного того раза на Голгофе хватит. Если любишь, то не рассуждаешь зачем нужно делать то, что обрадует того, кто тебе дорог. Почему же мы так относимся к Тому, Кто нас любит сильнее всех на свете? Мы не ценим и не замечаем той любви. Или же так до конца и не верим, что Бог живой, а не какой-то сказочный персонаж. Мы были добры в прошлом? Если станем на стези зла, то прошлое не будет иметь никакого значения. Какое оно будет иметь значение, если общение с Богом – это путь, а мы сходим с этой дороги и идем в сторону? Все равно ведь не дойти до пункта назначения той тропой. Важно ли в этом случае, что когда-то шли той дорогой, если мы не придем туда, куда намеревались? Это очевидно, но тогда почему не кажется очевидным то, что у Бога невозможно заработать репутацию, которая потом будет работать на тебя? Он знает все от начала до конца. Зачем же пытаться с Ним торговаться?

5 Скорбная тайна – Распятие

Мк. (15:25-32)

Был час третий, и распяли Его. И была надпись вины Его: Царь Иудейский. С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его. И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен. Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий! спаси Себя Самого и сойди со креста. Подобно и первосвященники с книжниками, насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти. Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.

Как часто мы любим ставить себя на пьедестал благочестия, считая, что уж кто-то, а мы-то добры и непорочны в отличие от некоторых, которые уж точно помрут во тьме язычества и будут гореть в аду. Будь мы все столь добры и непорочны, то люди бы до сих пор жили в Эдеме, и Христу не пришлось бы отдавать Самого Себя на муки. Хорошо, первородный грех это уже данность для нас, и мы тут ничего не в силах изменить, но неплохо бы помнить о том, что вера – это дар и далеко не все из нас впитали его с молоком матери. Кто-то до обращения вел отнюдь не лучший образ жизни да и сейчас пока нельзя сказать, что он уж точно первым войдет на пир Агнца. Но однажды случилось нечто, что изменило всю нашу жизнь. Так почему мы отказываем в этой возможности другим? Почему мы забываем о том, что пока человек жив, то он еще не потерян для Бога окончательно? Стоит вспомнить о том, что первым в рай вошел распятый вместе со Христом разбойник, раскаявшийся в последние минуты жизни. Заранее приговаривая людей к вечной гибели, не ставим ли мы свой суд выше Милосердия Божьего? Стоит подумать и о том, что сделал каждый лично для того, чтобы другие обратились. Молился ли за них? Просвещал ли? Давал ли добрый пример? Если этого не было, то тем более, откуда право судить их?
Tags: Библия, молитва, размышления на Розарий, размышления о вечном, религия, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments