April 22nd, 2013

утомление

Дорога добра

Вчера мой ребенок принес из школы необычное домашнее задание. Учительница выдала детям листочки, на которых сверху было напечатано: "Дорога Добра. Какая она?" От детей требовалась иллюстрация. Дочь побоялась испортить единственный экземпляр проштампованного листочка и пришла к старшим за помощью.

Если вы не знаете, как поставить в тупик четырех взрослых людей, то вот вам готовое решение. Спросите у них, как нарисовать Дорогу Добра.

Для начала я поинтересовалась у дочери, как она представляет эту самую дорогу. Ребенок неуверенно сказал, что хотел изобразить лесную тропу, вдоль которой растут высокие деревья, а на каждом дереве сидит по котенку и жалобно мяучит. А человек, значит, идет и снимает несчастных котят. Вот оно - бескорыстное добро!

- А потом что он делает с котятами? - полюбопытствовал муж.
- Там и оставляет, - честно ответила дочь. - В лесу. Не может же он всех забрать себе!
- В итоге бесконтрольное размножение кошек, истребление ими птиц и грызунов, распространение инфекций, - перечислил муж. - Как следствие - нарушение баланса местной экосистемы. Ничего себе добро...

Дочь задумалась.
- Тогда я нарисую много-много бедных людей, сидящих вдоль дороги, - сказала она. - А человек идет и подает им милостыню.

- Стимулирование попрошайничества, - грустно заметила я. - Поощрение мафии нищих. Это точно дорога добра?

Мы стали думать. Идея должна была быть простой и легко визуализируемой. Чтобы ее мог перевести в рисунок ученик начальной школы.

Мы скрипели мыслями и скрежетали извилинами. Мы уходили в философские дебри и легко оборачивали каждый хороший поступок нехорошими последствиями. "Дорога Добра - какая она?" - шептал каждый из нас, уставившись перед собой невидящим взглядом.

В итоге мы родили по рисунку. Эти шедевры хорошо характеризуют состояние каждого из творцов к концу часа мучений.

Матушка моя нарисовала дорогу, а вдоль нее - цветы. Там, где проходил нарисованный человечек с лейкой в руках, они становились выше и ярче. "Цветы - это чистая радость", - заметила матушка. Папа заикнулся было про поллиноз, но получил в ответ такой взгляд, что быстро свернул свой вопрос.

Муж, фальшиво напевая: "дави бобров на всей земле", изобразил на своем листе широченную дорогу, на которой через равные промежутки стояли многообещающие мешки. Как будто Дед Мороз, удирая от разъяренных детей, сбрасывал их по одному. В мешках явно было добро - много добра. Правда, исключительно в материальной форме. "В задании ведь не сказано, что добро обязательно должно быть сделано кому-то другому", - пожал плечами муж.

Я попыталась проиллюстрировать утверждение: "Добро должно быть с кулаками". Поскольку единственное, что я умею рисовать - это червяка, то вместо мускулистого веселого Добра у меня получился гибрид удава Каа и Маресьева: нечто длинное ползло куда-то с мужественным лицом. Опознать в этом существе Добро не смог бы даже человек с очень богатой фантазией.

А папа вообще пошел своим путем. Он нарисовал дорожку, упирающуюся в стену. На стене изобразил светильник. И подписал: "Дорога до бра". "Главное, - сказал папа, - соблюсти букву задания. А о пробелах ничего не говорилось".

Рассмотрев наши чудовищные рисунки, мы приуныли. И тут прибежал ребенок и бросил, что урок уже сделан, можно расслабиться. "И что же ты придумала?" - хором воскликнули мы.

В ответ дитя предъявило нам лист бумаги, на котором была нарисована гора. Вверх по горе взбиралась тропинка. Местами она была ровная, а местами обрывистая. Над горой светила синяя звезда с четырьмя ровными лучами и одним кривым.

- Это я хотела показать, что идти по дороге добра может быть тяжело, - объяснил ребенок. - Но если дойти до конца, там будет свет.

Мы немного помолчали, а потом сказали, что рисунок получился хороший. Дитя просияло и убежало.
- И все-таки идея с бра тоже была неплохая, - пробормотал наконец папа. - А, главное - никакого поллиноза. (с)
сделал пакость - сердцу радость

Как иностранцы воспринимают русскую речь.

Непривычное звучание иностранной речи чаще всего является причиной культурного шока. В Китае или Вьетнаме звучание местного языка, похожее на "сяо-мяо-ляо", вполне может свести нас с ума. Немецкая речь в стиле "розенкляйц ротенбертшмахер штайнблюменрихтенштадт" по тембру и накалу порой напоминает предвыборную речь Гитлера. А вот как звучит наш, русский, такой родной и понятный, язык для иностранцев? Пожалуйста, ответы ниже.

Австралия:
Русский звучит очень брутально, маскулинно. Это язык настоящих мачо.
(Уилл, финансовый аналитик, Австралия)

Чехия:
Для меня русский звучит ровно как польский. Та же интонация, то же «женственное» произношение, в особенности по сравнению с чешским.
(Якуб, финансовый аналитик, Чехия)

Великобритания:
По мне, русская речь – это нечто среднее между рыком моржа и мелодией Брамса.
(Эйб, бухгалтер, Великобритания)

Ирландия:
До того, как я начал изучать русский язык, и ещё некоторое время спустя после начала уроков славистики, тем больше он казался мне похожим на запись любого другого мирового языка, пущенную задом наперёд.
(Гетин, разведчик, Ирландия)

Монголия:
Самое удивительное, что русский язык может звучать совершенно по-разному: все зависит от говорящего, и от того, что именно говорится. В принципе, от русского языка при желании можно добиться ангельского звучания. Правда-правда! Русский – это пластилин, из которого можно вылепить все, что пожелаете.
(Батыр, фотограф, Монголия)

Новая Зеландия:
Как будто кто-то толком не отхаркался, набрал полный рот слюны и при этом пытается разговаривать.
(Дин, пенсионер, Новая Зеландия)

Нидерланды:
Русский язык – это звуки, которые издавала бы кошка, посади её в коробку, полную мраморных шариков: писк, визг и полная неразбериха.
(Вильям-Ян, дизайнер, Нидерланды)

США:
Мне всегда казалось, что русский – это смесь испанского с округлым «р», французского, в который добавили «ж» и немецких грубых звуков.
(Джереми, учитель, США)

Италия:
Это как приглашение к отчаянному флирту. И особенно, когда русские девушки невероятно сладким голосом произносят вот это их «ПАЧИМУ?». Опубликуйте меня, пожалуйста.
(Алессио, журналист, Италия)

Корсика:
В высшей степени эмоциональный язык – в интонацию русские вкладывают много чувства и страсти. Пример: «Вот это да!»
(Крис, консультант, Корсика)

Германия:
Русский язык – это пара знакомых слов, затерянных в полном лингвистическом хаосе неприятных на слух звуков.
(Альбертина, врач-инфекционист, Германия)

Великобритания:
Как звук наждачной бумаги, скребущей по шероховатой поверхности, покрытой тонким слоем лака. А если говорить о провинциалах, то их русский – это скрёб наждачной бумаги по шероховатой поверхности безо всякой лакировки вообще.
(Марк, учитель, Великобритания)

Израиль:
Он, как рев автобуса, застрявшего в пробке. «Да-да-дааааааааа». И так – по нарастающей.

Франция:
Русский язык – он как очень плохо отрегулированный радиоприёмник: полным-полно лишних шорохов, треска и скрипа
(Мария, переводчица, Франция)

http://www.adme.ru/russkij-yazyk/inostrancy-o-russkoj-rechi-442305/