Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

Беслан - Пример веры, надежды и любви (семья Тотиевых)

Два дома на улице Первомайской стоят бок о бок. Родные братья Таймураз и Сергей Тотиевы всегда стремились быть рядом по жизни. Даже женились почти одновременно, на Раисе и Белле, и дети у них появились в один год, а то и в один месяц. Соседи не различали: это дети Сергея или Таймураза, потому что братья жили одной большой семьей, где с утра до вечера не смолкал детский смех. А детишек здесь любили. Очень. И было их одиннадцать: шестеро Сергеевичей, пятеро Таймуразовичей.

5777130.jpg

Первого сентября отправили в школу восьмерых детей. Невредимой домой вернулась семиклассница Мадина. Двоюродный брат Азамат ранен. Девочек Любу и Аню похоронили. Четверых - Ларису, Альбину, Дзерассу, Бориса - до сих пор не нашли. Оглушительная тишина в доме Таймураза Тотиева. У домочадцев и слез уже нет. В прихожей - три одинаковые пары голубых кроссовок, на вешалке - детские курточки, рубашки. Почти месяц к ним не прикасались руки хозяев. По всему дому разлита тихая печаль. И все же хозяйка Рая находит в себе силы улыбаться, когда вспоминает своих детей. Ее никто еще не видел в отчаянии: эта сильная женщина прячет от всех свое горе.

Первое сентября для Тотиевых всегда было праздником. И этот раз настроение у собирающихся в школу детей было приподнятое.

Перед выходом все пятеро остановились у порога, чтобы прочитать традиционную молитву (семья Тотиевых верующая), поцеловали маму в щеку и побежали в школу, которая совсем рядом:
Лариса в девятый класс,
Мадина - в седьмой,
Люба - в шестой,
Альбина - в пятый,
Борис - во второй.

«Мама, догоняй!»- прокричали они замешкавшейся Рае, которая каждый год 1 сентября провожала детей на занятия. Присоединились к ним и двоюродный Азамат, Аннушка и Дзера. Мама детишек так и не догнала, ее остановили первые прозвучавшие в школе №1 выстрелы. В числе сотен детей и взрослых Тотиевы оказались в заложниках.

- Мы все держались рядом, сидели прямо под баскетбольным щитом с бомбой, - вспоминает Мадина.- До первого взрыва я отошла в сторону и вдруг…

Когда Мадина очнулась, тут же начала искать глазами сестер и братьев. Рядом были одни трупы - окровавленные, неузнаваемые. «Мадина, это я, - Люба», послышался голос. В раненом обожженном теле Мадина с трудом узнала сестру. «Вставай, пойдем!»- девочка попыталась поднять раненую. «Оставь меня, я спать хочу»,- прошептала та. Стоящий рядом террорист скомандовал: «Быстро на выход!». Мадина тогда ползком дотащила на себе Любу в другую комнату. Заставила выпить три стакана воды, пыталась омыть раны сестры. «Не надо, мне больно!» - стонала та. В той комнате набилось около десяти детей. Кругом стрельба. Мадина нашла где-то кусок бумаги, губную помаду и написала: «Не стреляйте здесь дети!». В окне появился спецназовец. «Не меня, Любу сначала заберите!» - кричала Мадина. Сестру унесли, но в больнице девочка скончалась.

Тем временем свою младшую сестру Аннушку пытался спасти тринадцатилетний Азамат, получивший пулевое ранение в глаз. Он взял ее на руки и … снова взрыв. Мальчик не удержал девочку, она упала. С осколочными ранениями голову ее доставили в больницу, но врачи оказались бессильны. Азамат же сейчас находиться в Америке, на лечении. - Наша Мадина оказалась сильной девочкой и очень повзрослела, - говорит Рая.- Правда, по ночам теперь плохо спит, все время вспоминает Любашу. Мы долго не пускали ее в родную школу, но вчера она настояла, и мы пошли. Там, в спортзале, рассказала все, как было.

Никакими словами не описать адовы муки, через которые прошли заложники в те 52 часа без еды, без воды, без сна.

Из детей Тотиевых никто ни разу не дрогнул. Все эти дни они искренне молись Богу. И других учили этому. На маленьких клочках бумаги писали молитву «Отче наш» и раздавали всем сидящим в зале. Борис где-то раздобыл одноразовый стаканчик и тайком приносил воду. «Пей сам»,- говорили ему заложники. «Я не хочу!» - отвечал мальчик, протягивая стакан. «Стреляйте в нас, а детей отпустите!»- смотря прямо в глаза террористу, говорили четырнадцатилетняя Лариса.

- И это моя скромная, тихая Лариса. Как она осмелела?- удивляется теперь мама. Рая делает паузу, опускает голову, задумывается. Потом с улыбкой на лице продолжает: - Мои дети были очень дружные. Даже соседи удивлялись. Никогда не доставляли хлопот ни маме, ни папе. Помню, я приболела, прибегает Боря: «Мама я сейчас помолюсь Иисусу, и тебе станет легче!» А Лариса очень животных любила. Утром вставала раньше всех, чтобы корову подоить. Разговаривала с ней, песни ей пела. Мечтала стать учительницей осетинского языка. Любашка рисовала хорошо, природу любили, на аккордеоне играла. Вообще, была романтической натурой. Альбишка отличалась аристократическим характером, во всем любила аккуратность и хотела работать в милиции. Не терпела несправедливость…
Раиса долго молчит, потом говорит:

-А вы взгляните, сколько мы писем в эти дни получили, почти тысячу. Отовсюду нам пишут и дети, и взрослые. Каждый день в наш дом приходят соседи, друзья, а то и незнакомые люди из разных уголков Осетии, и России. Это очень нас поддерживает. А еще наша вера помогает.

Благодарим Бога за то, что оставил нам в утешение Мадину. - Нельзя жить без веры,- присоединяется к нашему разговору молчавший доселе глава семьи Таймураз. - Если бы все люди соблюдали только две первые библейские заповеди: люби и почитай творца своего и возлюби ближнего, как самого себя, то, уверен, не случилось бы того, что случилось. Но мы перестали заботиться о своей духовности, вспоминаем Бога лишь тогда, когда нам плохо, или за столом, обращаясь к Всевышнему с дьявольским напитком в руке.

Как теперь дальше жить? Я буду просить Бога о прошении наших врагов. Очень бы хотел, чтобы у всех нас
восторжествовал разум. Не хочу, чтобы мой народ и дальше страдал. А зло всегда порождает зло.
После этих слов становится понятно, почему эти люди в своем горе не сходят с ума.
- И все же не могу я привыкнуть к этой тишине в доме, - напоследок не сдержалась Рая провожая меня до ворот.

http://churchofthemessiah.info/index.php?id=188

БЛАГОДАРЮ ГОСПОДА, ЧТО У НАС БЫЛИ ТАКИЕ ДЕТИ...

Тяжело мне писать о моих дорогих, любимых детях. Ведь каждое их дыхание, движение были смыслом моей жизни. Они были добрыми, отзывчивыми, смелыми. Никогда ничего не требовали, не просили купить им ту или иную вещь, всегда понимали положение семьи и довольствовались тем, что имели. Знали цену рублю и знали, как он зарабатывается.

В родительском доме я сама так была воспитана. Они были маленькими, но, засучив рукава и встав на табуретку, мыли посуду, вытирали полы, чистили обувь, стирали носочки и нижнее белье. На кухне, на серванте, у девочек висел график дежурств на неделю, и каждая знала, что должна делать. Они были очень дружными и очень любили своего единственного братика — Бориса. Дети часто смотрели мне в лицо, и им не нравилось, когда оно бывало хмурым или грустным. В такие минуты младшая, Альбина, говорила:

— Мама, я так люблю тебя. Когда ты улыбаешься, у меня внутри так радостно бывает...

Они гордились, что их так много. Часто говорили:

— Вот мы все одиннадцать пойдем по улицам, как будет здорово! Люди будут спрашивать: «Чьи эти дети?» А им скажут: «Это внуки Додо» (они так называли своего дедушку).

Почти каждый месяц у одного или двоих из них был день рождения.

Нам не надо было кого-то приглашать, потому что их самих было уже много.

Соседи после этой трагедии говорят нам:

— Они не только вашими детьми были, но и нашими.

Наш папа нес служение в церкви и часто брал с собой семью. Едем на собрание в какую-нибудь церковь, а папа говорит:

— Дети, мне надо помочь. Готовьте программу минут на тридцать.

Прямо в машине начинали готовиться: кто стихотворение, кто песню, кто декламацию. Вот так они служили Господу и прославляли Его.

Мои дети в спортзале все время молились, пели песни, чем успокаивали себя и тех, кто был рядом с ними. Они были настоящими маленькими героями. В памяти сохранится утро 1 сентября, когда мы совершили последнюю семейную молитву. Молились все вместе. Как побежали, чтобы не опоздать, хотя было еще рано! Спешили в то роковое для всех утро...

Лариса была моим первым ребенком. Родилась 22 июня 1990 года в г. Беслане. Перешла в 9 «б» класс. Конечно, мы все в ней души не чаяли. Все первое, что называется материнской любовью, лаской, привязанностью, я начала испытывать через нее. Первый детский крик, плач, первые улыбки, взгляды — непонятно куда и т.д. Пошла ножками в 10 месяцев. В детстве была очень аккуратной девочкой. Она могла 5 дней ходить в одном светленьком платьишке и не испачкать, хотя и играла со всеми. В садике все удивлялись, особенно ее воспитательница. Она говорила мне:

— Она у тебя будет необычной девочкой.

Лариса мечтала стать учительницей родного (осетинского) языка, и это — благодаря ее учительнице Джульетте Георгиевне, которая смогла найти ключ к ее сердцу. Лариса ее очень полюбила и часто подражала ей. Любила животных. Хотела выучиться также на ветеринара.

Этим летом мы ездили на море. Вернулись накануне учебного года. Ларису и Бориса мы не взяли с собой, так как у нас в хозяйстве была корова. Лариса, бывало, пойдет доить корову и пропадает. Мы шли на ее поиски. А она сидит под коровой, разговаривает с ней, поет ей песенки. Делала сыр, пекла замечательные осетинские пироги с сыром, с мясом, и т.д. Практически ее ничему не надо было уже учить, она все могла. С учебой у нее не так все складывалось. Но что поделаешь? Не всем все дается. Конечно, зависело многое и от учителей. Кто-то хотел увлечь ее как ученицу, а кто-то просто проводил время, не заглядывая в ее внутренний мир.

В тот роковой день Лариса взяла одну тетрадь, но тайком от меня прихватила свой личный блокнот, в котором были христианские песни и стихи. В спортзале она на листочках писала молитвы и раздавала всем, чтобы те молились и делали себе веера. Она лицом к лицу встала против террориста и говорит ему:

— Как вам не стыдно издеваться над детьми?!

Террорист на нее накричал:

— Замолчи сейчас же, а то убью!

— Ну и убивай, думаешь, я боюсь тебя!

И это говорила моя скромная, застенчивая девочка. Как не сказать, что Господь отвечал на наши молитвы? Откуда у них была смелость, столько силы, если не от Господа?

Люба пошла в тот день в 6 «а» класс. Родилась 24 ноября 1992 года. А на следующий день умерла моя мама, которую звали Любой. В ее честь мы и назвали новорожденную. Мама еще узнала о рождении девочки и благословила ее.

Однажды ее воспитательница в садике — Альбина — поведала мне, что натворила Любушка:

— В обед я уложила всех детей спать. В это время меня кто-то позвал в коридор. Вернувшись, чуть не упала в обморок: все дети сидят на полу возле моего стола. Моя сумочка на полу, все с нее высыпалось, и Люба раздает детишкам печенья, которые были в сумке. Спрашиваю: «Кто это сделал, почему вы не спите?» Дети в один голос: «Это Люба нас разбудила и начала угощать печеньями».

Мне, конечно, как матери, было очень стыдно перед воспитательницей за поступок дочки, но она меня успокоила:

— Раиса, не расстраивайся. Она у тебя будет очень хорошей, умницей, а самое главное, доброй девочкой.

Впоследствии в жизни была такой же, могла себе ничего не оставить, но другим раздавала все, что у нее было.

После 1-го класса мы перевели Любу в СОШ N3 г. Алагира, где она училась один год. Ее учительница Зоя Бимболатовна в первое время

удивлялась, почему она оказалась в Алагирской школе?! Может, девочка из неблагополучной семьи?! Но когда навела справки, сама призналась: не думала, что такие хорошие отзывы услышит об этой семье. За это время ее очень полюбили соседи, сотрудники ее тети, которая работает в городской администрации. Общаясь в этом кругу, Люба познакомилась с руководящими работниками. Она говорила:

— Когда я вырасту, буду главой местного самоуправления или мэром города.

Любаша у нас была очень шустрой девчушкой. Бывало, кому-то из детей скажут родители:

— Иди, (Мадина, Лариса или Альбина), принеси мне...

Люба услышит только слово «иди» и уже бежит. На вопрос: «Куда ты бежишь и зачем?» — она отвечала: «Не знаю».

1 сентября дети отправились в школу. Вдруг слышу, какая-то из девочек обратно бегом вернулась. Смотрю — это Любушка. Подбежала ко мне, поцеловала и говорит, еле переводя дыхание:

— Вот теперь все. — И побежала догонять своих сестричек и братишку...

Альбина родилась дома (в больницу не успели) 15 декабря 1993 года. Была слабенькой, хиленькой, но очень красивой девочкой. Когда нас привезли в больницу, в гинекологию, то каждая из будущих мам хотела ее понянчить. Особенно те, у кого еще не было детишек: ждали первенцев.

Однажды одна женщина, которая лечилась от бесплодия, предложила мне большую сумму за мою девочку. Она хотела ее купить, если, конечно, девочка мне не нужна. Ведь она у меня уже четвертым ребенком была, и может... Спустя 3 года чудным образом Господь нас опять свел с ней в больнице, но уже в родильном отделении. У нее родился второй ребенок, оба — мальчики. Она сама первая заговорила со мною:

— Помнишь меня? Мы лежали в гинекологии. Когда я предложила тебе продать мне твою дочь?

Я ей сказала:

— Ты бы сейчас согласилась продать мне своего ребенка?

— Нет, никогда и ни за что!..

— А на что ты меня тогда толкала? Какая мать согласится на это, если даже будет у нее пятнадцать детей.

Альбина позже всех, в 1 год и 4 месяца, пошла ножками. Она была стройненькой, светленькой, с писклявым голосом и... маленькой аристократкой. Любила одеваться тоже необычно.

Альбина мечтала работать в органах МВД, хотела справедливости. Хотела стать и певицей, и выучиться на массажистку...

Борис был у меня пятым ребенком. Родился 28 марта 1996 года. Пошел он во 2-й класс.

Он был долгожданным дитем. Когда родился мальчик, врачи радовались больше меня. Так они за меня переживали. До шести месяцев он постоянно плакал днем и ночью. С четырьмя девочками у меня не было столько проблем, сколько с ним одним.

Борис был очень добрым. Когда у него просили что-то, он всегда отдавал. Или видит, что другу нравится игрушка, сразу догадывался и спрашивал:

— Тебе нравится? Хочешь, я тебе подарю?

Никогда никого не обижал. А без своих сестричек он и жить не мог. Особенно дружил с Мадиной, которая спаслась. Она была ему как «вторая мама». Даже там, в спортзале, в последние минуты они были вместе перед взрывом. Мадина посадила его ближе к стене, чтобы было ему легче. Там прохладней было...

Как-то я заболела, он подходит и спрашивает:

— Мама хочешь, я за тебя помолюсь Богу, чтобы ты поправилась?

Он пошел в другую комнату, стал на колени, и слышу, как он молится по-детски.

— Господи, сделай так, чтобы мама поправилась.

Я лежу и слышу его детскую молитву от сердца, и у меня слезы на глазах. Он подходит ко мне и спрашивает:

— Мама, тебе еще не легче?

— Да, Борис, мне легче. Спасибо тебе за молитву.

— Мама, правда? Я пойду еще помолюсь, хорошо?

Он так обрадовался, повеселел. И, действительно, после его молитвы мне стало легче...

Своего единственного сыночка мы решили не отдавать в садик. Так он у нас пошел в школу, не зная ни одной буквы, ни одной цифры. Мужчины в нашем доме говорили, мол, он «мужик», мы за него не переживаем. Бедная его учительница Раиса Касполатовна! Полгода с ним мучилась, после чего он так подтянулся, что она сама радовалась, словно это ее сын. К концу года он догнал хорошистов.

Бориса очень любили его сестрички. Если его надо было наказать, поругать, они его всегда защищали. Защита была и со стороны дедушки: ведь он был его любимым внуком. Он называл его «мужик». Ему было без малого 9 лет. И всем я желаю иметь таких детей. Когда он провинится в чем-либо, отец его наказывал. Его наказание — отжимание от пола... Борис уже без напоминания начинал делать эти отжимания. Кроме зимы он всегда приносил мне разные цветы, особенно полевые.

31 августа Борис решил покататься на велосипеде, но ему что-то не понравилось. Он разобрал его, весь день чинил, но собрать не успел. 1 сентября утром он кричит:

— Мама, пусть никто не трогает. Я вернусь и сам соберу...

Но он больше не вернулся...

Борис мечтал построить огромный дом на поляне, иметь большую семью, как папа...

Любил помогать мне на кухне, но тайком от папы. Если с улицы придет домой, и видит, что я в доме одна, он уже не оставил бы меня ни за что одну. Ребята зовут его: «Выходи!» А он им: «Нет!» Не уходил до тех пор, пока не придет кто из девчонок. Он любил меня нежной, необычной любовью.

Как можно перенести утрату четырех детей? Кто это может себе представить?

Но мы вынесли это с помощью Бога. Он нам дает эти силы. Он помогает нам подавить в себе горе, быть уравновешенными.

Что я написала, это только частица того, чего бы мне хотелось сказать о моих детях. Ведь столько прокручивается в памяти о них, о живых еще... Их улыбки, голоса, смех, небольшие шалости. Их нежность и любовь друг к другу, к родителям, к бабушке и дедушке...

Я благодарю Господа, что у меня были именно такие дети, ради которых и во имя которых мы должны жить. Помнить о них, гордиться ими. Смотреть смело всем в глаза. Потому что они были необычными, неповторимыми.

Раиса ТОТИЕВА

http://studopedia.ru/12_228183_totievi.html

1-Миниатюра-beslan-2.jpg
Дедушка у могил своих 6 внуков.

После нескольких дней поиска двое служителей из Беслана убедились, что их шестеро юных детей погибли во время захвата и освобождения школы номер 1. Официальное лицо миссии, базирующейся в США, сообщило, что родные братья и пасторы Таймураз и Сергей Тотиевы из церкви ЕХБ в Беслане до последнего момента надеялись обнаружить своих детей живыми. "По трагическим обстоятельствам, из восмерых детей Тотиевых, которые были в школе, остались в живых только двое", сообщил вице-президент "Russian Ministries" Сергей Рахуба.

Как передает "JesusChrist.Ru" cо ссылкой на "ASSIST News Service", погибшие дети Таймураза и Рии Тотиевых - это Лариса (14 лет), Люба (12), Альбина (11) и Борис (8). "Дочь по имени Магина была найдена и уже выпущена из больницы. Сейчас она восстанавливается дома", - добавил Рахуба. Он также сказал, что у Сергея и Белы Тотиевых погибли Дзерасса (15 лет) и Анна (9). "Сын по имени Азамат (12 лет), находится в больнице и проходит лечение глаза".

Двое коллег Рахубы ездили в Беслан, чтобы участвовать в поминальном служении перед домами Тотиевых. Чтобы поддержать Тотиевых, собралось от полутора до двух тысяч людей, включая множество христиан, приехавших из разных мест.

Как сообщается, соседи семей Тотиевых со слезами в глазах говорили: "Вы потеряли ваших детей, но и мы чувствуем, как будто они были нашими детьми. Они были сияющими лучами для нас соседей, благодаря своему хорошему поведению и отзывчивому духу".

Когда в толпе кто-то стал проклинать и клясться отомстить террористам, пастор Сергей Тотиев, который потерял двоих детей, встал в конце служения и сказал: "Да, мы понесли невосполнимую утрату, но мы не можем мстить. Как христиане, мы должны следовать слову Библии, которая учит нас прощать. Воздаяние принадлежит Богу". Служители из "Russian Ministries" описали это как "возможно самую сильную проповедь и свидетельство, которые когда либо произнесены в этой общине". Толпа была тронута тем, что сказал пастор Тотиев. И действительно, убитые дети Тотиевых стали сияющими лучами для своего окружения несмотря на то, что сейчас они лежат во гробах.

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=26589


Когда мы подошли к соседям, то нам сказали, что Серёжа Тотиев на следующий день уезжает всей семьёй в Америку, ему предлагают помощь в лечении спасшегося мальчика Азамата, которому нужен донорский глаз и сложнейшая операция.
Нас встретила Белла, жена Сергея, мы обнялись и заплакали, хотя много лет не виделись и мало помнили внешность друг друга. Я отдала Беллочке газету, и она провела нас в дом Раи, жены Тамика, где был накрыт стол и сидели наши знакомые из Владикавказа. Рая, худенькая, симпатичная женщина, улыбнулась нам: "Садитесь, ешьте пожалуйста! Мадишка, налей гостям чая!" Мадина вышла, даже нет, выпрыгнула из комнаты и подбежала к столу. Это была единственная Раина дочь, которая осталась живой в Бесланском кошмаре. Рая рассказывала нам и появившимся Московским корреспондентам, как всё это было. Как вернула она опаздывающих и уже вышедших в школу детей, вернула для молитвы. Как потом Любушка, которая выбежала позже всех, вернулась, чтобы ещё раз поцеловать свою маму. Поцеловать, как оказалось, в последний раз. Как торопилась сама Рая прибрать со стола, так как постаралась в первый день занятий накрыть для детей праздничный стол и покормить их горячими блинчиками.
Когда ей сообщили о захвате школы, она всё решала, брать ли ей деньги за учебник иностранного языка для дочери, которая перешла в пятый класс. Брала и бросала их, брала и бросала, пока не поняла, что произошло и редкие выстрелы, которые она слышала, не переросли в сильную стрельбу. "Господи, да будет всё в Твоих руках", - сказала она и побежала в школу, осознав наконец происходящее и придя в себя... Там стояла Рая три дня, ожидая своих детей и вознося молитву о всех, кто попал в ад, приготовленный людьми. Потом спасшаяся Мадина и Азамат, сын Беллы, рассказали, как они сидели все восемь деток Тотиевых близко друг ко другу. Как младший сынок Раи - Борис подходил, когда это позволяли бандиты, к стене и прислонялся к ней, чтобы было прохладней. Дети рассказывали, что все в зале, сидящие плотно друг ко другу и изнывающие от отсутствия воздуха и воды, молились Богу,показывая чудеса стойкости и мужества. И спасшиеся дети Тотиевых не кинулись бежать из зала, где один за одним прогремели два сильнейших взрыва. Мадина нашла Любушку,свою сестру, которая была ещё жива, но истекала кровью от ранения в ногу и изнывала от жажды, так как всё её тело было обожжено. "Не меня, её спасайте", - просила она вбежавших военных. А Любушка просила её: "Уходи, спасайся, оставь меня, я хочу спать!" Так же и спасшийся Азамат нашёл одну из своих сестёр Аннушку, но не было у него сил вытянуть её из школы! Изо всех сил он тянул ослабевшее тело сестры, так как в школе быстро разгорался пожар. Военные помогли ему вынести ещё живую Аню.Но обе эти девочки умерли, так и не вернувшись домой со школьной линейки начавшегося нового учебного года.
Так к братьям Серёже и Таймуразу вернулось из пошедших в школу восьми детей - двое. Рая осталась с Мадишей. А Белла, из шести своих детей - с четырьмя, трое не были в школе, так как двух девочек она забрала после девятого класса и первого сентября они пошли в другое учебное заведение - училище искусств во Владикавказе. А младшего просто пожалела и не отдала с 6 лет. Рая улыбалась и говорила: "Мне оставил Бог Мадишу! А все остальные четверо моих детей - уже на небесах!" А Мадина потеряла сразу чатырёх родных братьев и сестёр - всех.
Мы были на похоронах Любушки и Аннушки. Их папы Тотиев Сергей и Тамик - христиане. Их церковь находится на той же улице, где они живут и откуда они хоронили своих девочек, которым было всего по 8 и 12 лет! Их хоронили в один день и четыре портрета пропавших детей братьев Тотиевых были выставлены перед гробами. Со всех улиц шли и шли люди, которые до этого хоронили своих детей. Они были в траурной одежде, а на груди - фотографии убитых родных. Ведь за день до похорон Ани и Любы в Беслане было похоронено 192 человека. Серёжа, папа Аннушки, говорил на осетинском языке, что Бог есть, что Он любит всех, и что люди, которые убили его детей, не знают Бога. Плакали люди, которые всё шли и шли к их дому, и казалось,что большего свидетельства правоты Бога в Иисусе Христе нет. Больше Его миролюбия и жертвенности ко всему человечеству. До сих пор кровь, которую Он пролил на голгофском кресте несёт людям любовь и мир! До сих пор она вопиёт: "Остановитесь, идите путём добрым, несите друг другу мир!"
Уходя, я обняла Раю и сказала ей: "Ты похоронила Любу. Пусть у тебя буду я, я тоже Люба". Пока мы разговаривали с ней, заходила несколько раз Белла, которая не могла сидеть с нами, так как собиралась в дорогу. Но она рассказала, что днём раньше показывали по телевизору кадры, где её Азамат стоял в окне первого этажа. Она спросила его: "Почему же ты сразу не убежал?" "Я хотел найти своих сестёр", - ответил мальчик. И мне показалось, что мужество этого ребёнка даёт право называть его настоящим мужчиной.

http://www.proza.ru/2014/07/03/1817


Героизм уже после теракта проявили и семьи двух братьев Тотиевых. Из восьми детей, которых первого сентября они проводили в школу N1, после теракта вернулись только двое. Шесть могил у Тотиевых на кладбище, больше, чем у всех. Уж кто-кто, а они-то, бесспорно, имели все основания обвинять и власть, и Бога, да кого угодно, и никто бы им слова не смог сказать. Такое горе! А Тотиевы на полученную компенсацию решили заасфальтировать улицу в Беслане и сделать суперсовременную по оригинальному американскому проекту игровую площадку для всех детей города. Они не обвиняют никого и на процесс Кулаева не ходили. Они так решили. Они молчат, но это молчание Беслана слышно многим.

https://rg.ru/2006/03/01/beslan.html


***

Вдох и выдох, снова вдох и выдох -

Сердце не желает биться вовсе!

Нелюдями ранами изрыта

И почти убита эта осень.

Сотни матерей в своих молитвах

Облегчить печали Бога просят,

Детской кровью школьный двор залитый,

Омывает плачущая осень.

Вдох и выдох, снова вдох и выдох...

О, как много скорби и вопросов,

Ведь тысячелетья длится битва

Зла с добром, где льются кровь и слёзы!

Любовь Бледных-Володенко

20.10.2004г.
Tags: Россия, дети, история, память, размышления о вечном, религия, святое детство, статьи, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment