Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

Category:
  • Mood:

FAQ: Библейское

Как Католическая Церковь относится к апокрифам?

ОТВЕТ:
Слово «апокриф» означает «скрытый, сокровенный, тайный». Этим термином в истории литературы обозначается текст, который приписывается определенному автору, но при этом подлинное авторство неизвестно.

В Церкви апокрифами назывались книги, не предназначенные для публичного литургического чтения, в отличие от канонических. По сей день сохранилось именно это значение термина «апокриф», обозначающего книги, которые не относятся к каноническим. Святой Иероним называл апокрифами книги, не являющиеся каноническими для иудеев.

К апокрифам можно отнести книги неизвестных авторов, которые в своем заголовке или в содержании имеют некоторое сходство с книгами Священного Писания, но Католическая Церковь не признаёт их канонического авторитета. Существуют апокрифы Ветхого и Нового Завета. К Ветхому или Новому Завету они относятся не в соответствии с датой написания, а в соответствии с содержанием. Апокрифы составлялись с разными целями. Некоторые новозаветные апокрифы были написаны с целью распространения лживых еретических учений, которые приписывались авторитетному автору. Другие апокрифы были составлены благочестивыми верными, которые – чтобы заполнить некоторые «пробелы» канонических писаний – изобретали, а иногда и передавали из уст в уста различные поверья о жизни Господа, Пресвятой Богородицы, апостолов и так далее. Нередко эти поверья крайне инфантильны, фантастичны и даже вызывают улыбку.

Церковные власти, как правило, отрицательно относились к распространению апокрифов и иногда даже запрещали их читать. Это привело к утрате многих из этих текстов, но все же значительная часть из них сохранилась.

Апокрифы помогают ознакомиться с различными религиозными течениями, доктринами и заблуждениями, существовавшими среди верных и в различных сектах первых столетий. Они также показывают простую, народную веру, бросают свет на многие произведения искусства и христианской литературы. Не все в апокрифах вымысел, в них есть и подлинные, достойные уважения мысли, и часто апокрифы даже превосходят канонические писания по художественным качествам. К апокрифическим Евангелиям относятся, например, так называемое Евангелие от евреев и Евангелие от назореев; Евангелие от эвионитов; Протоевангелие от Иакова; Евангелие от Фомы; Евангелие от Никодима; история Иосифа-плотника. Самым известным ветхозаветным апокрифом является Книга Еноха, в которой содержится свод иудейских религиозных учений времен Иисуса Христа.

Божественное откровение, то, что Бог пожелал сообщить человеку, завершилось со смертью последнего апостола. Апостолы были непосредственными свидетелями и очевидцами учения Христа. Смерть последнего из апостолов-очевидцев наступила около 100-го года или чуть позднее. Все книги Нового Завета были написаны не позже второй половины 1 века.

Уже во втором столетии, когда повсюду разрастались ереси, в особенности гностическая, для того чтобы распознать подлинное толкование Божественного откровения, Святые Отцы Церкви использовали критерий Предания, то есть обращались к образу жизни, восприятию и проповеди Евангелия, предварившим сами тексты Нового Завета. Для этого они обратились к опыту Церквей, основанных апостолами, к их способу толкования Евангелия. Несмотря на то что эти Церкви были рассеяны по всему свету, между ними существовало необычайное согласие. Таким образом, из писаний, распространявшихся в те времена, были выбраны только те, которые считались богодухновенными согласно этому критерию.

В конце второго столетия епископ Антиохии Серапион, упоминая «апокрифическое евангелие от Петра», так описывает процесс распознавания подлинных текстов: «Мы, братья, принимаем Петра и других апостолов как Самого Христа, но мы предусмотрительно отбрасываем писания, носящие его имя, зная, что не получили их от наших предстоятелей».

Как объяснить восьмилетнему ребенку, почему в Библии так много убийств совершается по воле Бога (например, в эпизоде с Давидом и Голиафом)?

ОТВЕТ:
Что касается примера с Давидом и Голиафом, то этот эпизод можно объяснить ребенку как необходимую оборону. Гораздо сложнее объяснить войны и разрушения, которыми изобилует Священное Писание.

Здесь, во-первых, на понятном ребенку языке можно объяснить, что Библия использует антропоморфный язык, который приписывает Богу человеческие действия и намерения. Например, о праведной войне говорится, будто её захотел Бог. Точно так же, когда мы читаем в Библии, что Бог «ожесточил сердце» египтян, это следует понимать так: Бог допустил, чтобы египтяне ожесточили свои сердца. Ребенку будет понятно сравнение с его повседневной жизнью. Когда мы совершаем дурные поступки, Бог это допускает, оставляя решение за нами.

Кроме того, ребенку можно объяснить, что Ветхий Завет, как говорил святой Августин, - это книга терпения Бога. Библия показывает, сколько терпения проявил Бог с человечеством, погрязшим в грехах до такой степени, что уже не различало между добром и злом, между тем, что хорошо, и тем, что плохо, между тем, что исходит от Бога или от нашей воли.

И в этой пропасти грехов Бог не побрезговал воплотиться, чтобы принести свет и благодать спасения.

В фильме «Божественное рождение» показаны роды Девы Марии, которая страдает от боли так же, как любая женщина. Но как это возможно, если Богородица была девой до, во время и после рождения Иисуса? Дева Мария была свободна от первородного греха, значит, она должна быть свободна от его последствий – болезненных родов. Почему в Откровении Иоанна Богослова о Деве Марии говорится, что она «имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения»?

ОТВЕТ:
Безболезненные роды Девы Марии не являются догмой веры, но это логическое следствие догмы о девственности Богородицы, сохранившейся во время родов. Церковь чтит Деву Марию как Приснодеву - рождение Христа не нарушило Ее девственной целостности, но освятило ее.
Безболезненные роды Девы Марии не могут быть следствием свободы от первородного греха. Ведь Пресвятая Богородица очень много страдала в своей жизни, как и все люди, отмеченные первородным грехом. Таким образом, безболезненные роды – не следствие догмы о Непорочном Зачатии Марии, а следствие догмы о её девственности, в том числе и во время родов.
Гипотеза о болезненных родах Девы Марии может быть связана с апокрифическими Евангелиями, согласно которым в момент родов Девы Марии присутствовали повитухи. Но это косвенно опровергает евангелист Лука, утверждающий, что сама Дева Мария «спеленала и положила в ясли» Младенца Иисуса (Лк 2,7).
Святой Иероним в трактате «Против Гельвидия» пишет по этому поводу: «Не было никаких повитух, никаких бабок. Она сама была матерью и повитухой. Слова из Евангелия от Луки отрицают причуды апокрифов».

Приведем также мнение святого Фомы Аквинского, изложенное в «Сумме теологии» (часть 3, 35, 7): «Боль роженицы вызвана расширением путей, через которые должно выйти потомство. Но мы объяснили, что Христос вышел из лона матери, не открывая его, не расширяя путей. Поэтому при её родах не было боли и никакого рода повреждения, но величайшая радость, ибо Богочеловек рождался на свет, согласно пророку Исайе (35,1): Возвеселится пустыня и сухая земля, и возрадуется страна необитаемая и расцветет как нарцисс».
Учительство Церкви не углублялось в подробности родов Девы Марии. Тем не менее одна из литургических молитв Церкви гласит: «Дева Мария без боли родила Спасителя веков». Lex orandi est lex credendi: закон молитвы есть закон веры. Литургия, таким образом, отражает веру Церкви в безболезненное рождение Иисуса Христа Девой Марией.
Что касается женщины из 12 главы Апокалипсиса, которая «имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения», то этот стих относится прежде всего к Израилю, рождающему Мессию, а также к Церкви, рождающей Христа для мира. Муки рождения сильны, но они длятся недолго и уступают место великой радости, напоминая верующим, что люди рождаются для веры посредством Креста.
В 16 главе Евангелия от Иоанна (21-23) говорится: «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир.
Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас. И в тот день вы не спросите Меня ни о чем. Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам».
Это означает, что Церковь не должна страшиться испытаний, потому что испытания всегда предвещают рождение новых чад. Тертуллиан говорил, что «кровь мучеников – это семя христианства».
Женщина из 12 главы Апокалипсиса – это также и образ Девы Марии. Но именно образ, потому что затем говорится, что у этой женщины есть и другие дети, против которых направлена ярость дракона: «И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа» (Откр 12,17).
«И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным», - говорится в Апокалипсисе, 12 глава, 5 стих. Библеист Игнас де ла Поттери пишет: «Кто же этот младенец мужеского пола, рожденного женщиной (12,5)?» Вместе большинством толкователей богослов признает, что «речь идет о Мессии, Иисусе – как подтверждение фразы из Псалма 2, описывающего драму Мессии: «Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника».
О каком же рождении идет речь? Здесь говорится не о том рождении Мессии, о котором повествуется в Евангелиях о детстве Иисуса, а о рождении, произошедшем Пасхальным утром. В Новом Завете Воскресение неоднократно описано как новое рождение. Например, в Деяниях Апостолов: «И мы благовествуем вам, что обетование, данное отцам, Бог исполнил нам, детям их, воскресив Иисуса, как и во втором Псалме написано: Ты Сын Мой: Я ныне родил Тебя» (Деян 13,32-33). Стих из Псалма, цитируемый в этом отрывке, и в других местах Нового Завета применяется к Воскресению Иисуса, как, например, в Послании к Евреям (1,5): «Ибо кому когда из Ангелов сказал Бог: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя? И еще: Я буду Ему Отцем, и Он будет Мне Сыном?». Из этого же Псалма взято описание «младенца мужеского пола» из Апокалипсиса. Таким образом, Воскресение – это момент, в который Иисус пробуждается к новой жизни. Момент «рождения» Христа во славе, начало Его жизни во славе. Это о Нем говорится: «Восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его» (Откр 12,5): здесь описано небесное прославление Христа, Его Вознесение. Совершенно очевидно, что под рождением младенца в Книге Откровения подразумевается не физическое рождение, а именно Воскресение и окончательная победа Христа над силами зла. Поэтому муки рождения, о которых упоминается в 12 главе Апокалипсиса, не следует связывать с физическим рождением Иисуса в Вифлееме. Речь идет о болезненном рождении нового Народа Божьего через Крест и Воскресение.

Откуда вы знаете, что Библию вдохновил Бог?

ОТВЕТ:
Наша уверенность в том, что Священное Писание богодухновенно, объясняется не знанием, а верой. Иметь веру означает, среди прочего, принимать свидетельство Бога внутри нас.
Вера в то, что Священное Писание вдохновлено Богом, - это вера, дарованная Самим Богом как сверхъестественный свет, вложенный Богом в наш разум. Так же, как солнечный свет позволяет увидеть вещи этого мира, свет веры направляет нас к вещам Божественным, даруя нам чувство и внутреннее свидетельство того, что они истинны.
Вот что пишет святой Фома Аквинский по поводу веры в трактате «Об истине»: «Человек, который возвещает Евангелие извне, не порождает веру. Её порождает Бог, единственный, кто может изменить волю. Он является причиной веры у верующего, склоняя его волю и просвещая интеллект, дабы не отверг то, что было предложено проповедником; последний же располагает к вере извне».
Итак, сам Бог вкладывает в человека веру, затрагивая его сердце. Вера – это своеобразное воскрешение человека: сердце как бы освобождается от камня, мешающего верить. Человек открывается к деланию Бога, Который действует в нас особой, сверхъестественной силой. Сила человеческих возражений не может порушить эту силу веры, относящуюся к Божественному, а не человеческому порядку.
Бог открывает человека к вере не насильственно, а с присущей Ему мягкостью. Он притягивает к Себе так, что человек сам внутренне устремляется к вере.
Бог дарует веру, просвещая разум человека. Этот свет позволяет видеть глазами веры те вещи, которых мы не видим глазами плотскими. Мы веруем именно потому, что вера не подразумевает доказательства или видения. Доказательство и видение не относятся к сфере веры. Свет веры позволяет человеку увидеть то, что истинно, поскольку исходит от Бога, Который и есть Истина.
Вера черпает силу от свидетельства Бога. Святой апостол Иоанн говорит: «Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом» (1 Ин 5,10). Вера – утверждает апостол Павел – «утверждается не на мудрости человеческой, но на силе Божией» (1 Кор 2,5).
«Вера, которую внушает Бог, - писал святой Иоанн Авильский, - зиждется на Божественной истине и побуждает верить более твердо, чем если бы мы видели своими глазами и прикасались руками, и с большей уверенностью, чем мы уверены в том, что четыре больше трёх, - в вещах, которые можно увидеть разумом с такой очевидностью, которая не позволяет иметь ни малейших колебаний и сомнений, даже если бы мы того хотели».

Какое отношение к апостольской традиции имеет догма о Взятии Девы Марии на Небо (Успении)? Разве может быть что-то добавлено к апостольской традиции?

ОТВЕТ:
Догму о телесном Вознесении Девы Марии на Небо провозгласил Папа Пий XII посредством буллы “Munificentissimus Deus”. Согласно этому документу, данная истина веры основана на Писаниях, истолкованных в соответствии с церковным Преданием. Папа пишет: «Все доводы и рассуждения святых и богословов (по этому вопросу) в конечном счете опираются на Священное Писание». «Для того чтобы продемонстрировать свою веру в Вознесение Девы Марии, они с определенной свободой используют события и слова из Священного Писания: иными словами, пользуются текстами Писания, чтобы показать, насколько эта привилегия дивным образом согласуется с истинами, преподанными нам Священным Писанием».

Взятие Девы Марии на Небо объясняется её Божественным материнством: Бог не мог допустить, чтобы истлело её святое, непорочное тело, живой Ковчег Божественного Сына: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины», - гласит Евангелие от Иоанна. «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены», - пишет святой апостол Павел в Послании к Галатам.

Можно сказать, что Святой Дух вдохновил Церковь прочитать между строк Писания то, о чём там не сказано ясно.

В подтверждение своей веры в телесное Вознесение Девы Марии на Небо Святые Отцы, богословы и духовные авторы приводят следующие библейские фразы:
Из Книги Бытия: «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее» (3,15). Здесь Бог объявляет о том, что эта женщина будет теснейшим образом связана со своим потомством – Христом – в победной битве против дьявола. В своей булле Пий XII пишет: «Так же, как славное воскресение Христа было важнейшей частью и окончательным знамением сей победы, так же эта битва, общая для Благословенной Девы и ее Божественного Сына, была завершена прославлением ее девственного тела».

Далее – Папа ссылается на Книгу Исхода: «Почитай отца и мать твою» (20,12). «Поскольку наш Избавитель является Сыном Марии, Он, превосходнейшим образом исполняя закон Божий, не мог не почитать, кроме Своего вечного Отца, также и Свою возлюбленнейшую Мать. И поскольку в Его власти было оказать ей такую великую честь, избавив ее от смертного тления, нам следует верить, что Он действительно поступил таким образом».

В доказательство Вознесения Девы Марии приводятся также слова из Псалма 45: «Дочери царей между почетными у Тебя; стала царица одесную Тебя в Офирском золоте. (…) Вся слава дщери Царя внутри; одежда ее шита золотом; в испещренной одежде ведется она к Царю; за нею ведутся к Тебе девы, подруги ее, приводятся с весельем и ликованьем, входят в чертог Царя».

Этот текст традиция относит к Деве Марии – Царице, которая победно вступает в Небесный чертог и садится одесную Божественного искупителя, бессмертного Царя навеки.

Ссылаясь на многие библейские отрывки, Отцы Церкви, богословы и христианские мыслители видели прообраз пречистого тела Богородицы, сохраненного от всякого смертного тления и вознесенного в небесную славу, в Ковчеге Завета, сделанном из нетленного дерева и помещенном в Храм Господень.

«Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?» Невеста из «Песни Песней» (3,6) – прообраз Небесной Невесты, вознесённой вместе с Божественным Женихом в небесный чертог.

«Радуйся, Благодатная, Господь с тобою. Благословенна ты между женами»: теологи видят в тайне Взятия на Небо Богородицы осуществление полноты благодати, излитой на блаженнейшую Деву Марию, и особое, уникальное благословение, противопоставляющее ее проклятию Евы.

И, наконец, 12-я глава Книги Откровения Иоанна Богослова: в ней богословы усматривают иносказательное упоминание о телесном вознесении не только в различных ветхозаветных персонажах, но и в образе Жены, облеченной в солнце, которую апостол Иоанн созерцал на острове Патмос.

Христианское предание в начале не упоминало о Вознесении Девы Марии. Но в первые времена внимание Церкви было сосредоточено на центральном послании евангельской проповеди: Христе, единственном Спасителе посредством смерти и Воскресения.

Что касается Взятия Марии на Небо, Предание умалчивало о нем довольно долго, а отсутствие явных упоминаний об этом в Писании и у Отцов Церкви вызывало у некоторых богословов законные сомнения в том, что этот факт можно назвать истиной Божественного откровения.

Эти сомнения были преодолены при Папе Пие XII. Определяя Взятие Девы Марии на Небо как догму, то есть истину Божественного откровения, упомянутый документ останавливается не столько на отдельных и специфических библейских, святоотеческих, литургических и иконографических свидетельствах, сколько на совокупности различных указаний, содержащихся в Предании. Кроме того, в нем подчеркивается всеобщая вера народа в эту истину, имеющая тоже важное значение. Все вместе это свидетельствует о том, что истину о телесном Вознесении Девы Марии на Небеса открыл Церкви Святой Дух.

Провозглашением догмы Церковь всего лишь дала определение тому, что уже присутствовало в ее наследии веры, в соборном чувстве верующих. Эта вера засвидетельствована также в апокрифах, гласящих, что тело Девы Марии нетронутым было вознесено на небеса.

Добавим, что Церковь никогда в своей истории никоим образом не почитала мощи Девы Марии, в отличие от других святых и мучеников, тленные останки которых почитались с самых древних времен христианства. Полное отсутствие мощей тоже выражает убежденность в том, что тело Девы Марии не осталось в этом мире, но приобщилось к Воскресению и Вознесению Христа на Небеса.

Не противоречит ли догмату о Непорочном Зачатии Девы Марии то, что Мария была подвержена страданию и смерти, что является последствием первородного греха?

ОТВЕТ:
Начнём с того, в чем заключается суть догмата о Непорочном Зачатии.
«Чтобы быть Матерью Спасителя, - читаем в Катехизисе Католической Церкви, - Марии были даны Богом дары, соизмеримые со столь великим служением» (490). Чтобы ответить согласием веры на возвещение ангела, Она должна была быть объята благодатью Божьей.
Догмат о Непорочном Зачатии, провозглашённый Папой Пием IX в 1854 году и увенчавший вековую веру Церкви в то, что Мария была исполнена благодати, исповедует, что Богородица получила искупление с момента Своего зачатия. Дева Мария была с самого первого мгновения Своего зачатия предохранена от всякой скверны первородного греха, по исключительной благодати и благоволению Всемогущего Бога, в предвидении заслуг Иисуса Христа, спасителя рода человеческого. Бог избрал её «прежде создания мира, чтобы была Она свята и непорочна пред Ним в любви» (ср. Еф 1,4). У святых отцов возобладал обычай называть Деву Марию Всесвятой и от всякой скверны греха предохранённой. По благодати Божией Мария осталась чиста от первородного и от личного греха на протяжении всей жизни.
Итак, догмат о Непорочном Зачатии утверждает, что Мария была зачата без первородного греха. Однако последствия первородного греха касаются каждого человека. Ни Мария, ни даже Иисус, ставший полностью человеком, не были избавлены от последствий первородного греха, таких как боль, смерть и искушение. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что сам Иисус подвергался искушениям – сначала в пустыне, потом в Гефсиманском саду. Дева Мария также не была застрахована от искушений – об этом упоминается и в Евангелии от Луки: Мария «смутилась» от слов Ангела. Как и первые люди – Адам и Ева – созданные в полноте благодати, обладали всецелой свободой, - так и Дева Мария оставалась свободным созданием.
Последствия первородного греха, от которых не была освобождена Мария, становятся очевидными в безмерных страданиях, которым она подвергалась: «Тебе самой оружие пройдет душу», - предвещает старец Симеон.
Отдельные «привилегии», которыми наделена Мария, вовсе не избавляют её от борьбы против зла, такой же, какую ведем все мы. Эти самые привилегии не отдаляют Деву Марию от нас, но, наоборот, делают её еще ближе к нам.
Догмат о Непорочном Зачатии гласит, что Дева Мария, которая вместе с нами борется со злом и со смертью, уже победила врага, и поэтому Её Непорочное Зачатие становится залогом и нашего спасения. Таким образом, наличие последствий первородного греха никоим образом не противоречат догмату об избавлении Девы Марии от первородного греха.

И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох». Откуда взялась у Каина жена? И раз он решил построить город, то человечество тогда не было одной лишь семьей из четырех человек? Кто бы жил в этом городе?
А дальше написано: «И познал Адам еще жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин. У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа».
Получается, что Сиф как бы возместил смерть Авеля? А от кого родил сына Сиф?


ОТВЕТ:
Прежде чем перейти к ответу на конкретные поставленные вопросы, необходимо сказать несколько слов о том, как вообще следует читать Книгу Бытия.
30 июня 1909 года Библейская комиссия опубликовала Декрет об историческом характере первых трех глав Книги Бытия. Посредством этого Декрета, во-первых, отвергаются суждения, согласно которым Бытие представляет собой восточные мифы, просто-напросто «очищенные» от политеизма и приспособленные к еврейской религии. Отвергается также мнение, что Бытие содержит в себе аллегории и символы религиозных и философских истин, которые не соответствуют объективной реальности. И, наконец, Декрет отвергает мнение, согласно которому Бытие – это легенды, которые были отчасти выдуманы с назидательнымой целью.
В Декрете перечисляются факты, описанные в Книге Бытия, которые не подвергаются сомнению: такие, как сотворение всех вещей Богом в начале времен, сотворение человека, грехопадение первых людей. Что касается вопроса о том, каким образом все эти факты происходили, Декрет гласит: «В написании первой части Бытия священный автор не намеревался дать научное объяснение сокровенной сути видимых вещей и описать точный порядок сотворения, но он стремился дать своему народу доступное ему пояснение, соответствующее стилю общения того времени и чувствам людей. Поэтому в ее толковании не следует стремиться с точностью и постоянством к стилю научного языка».
И далее: «Не следует всегда и непременно воспринимать в собственном смысле все отдельные слова и фразы, встречающиеся в этих главах. Поэтому допустимо отвлечься от этого смысла в тех случаях, когда использованные выражения представляются очевидно неточными или метафорическими, или же антропоморфическими, когда какой-то довод отменяет буквальный смысл или же какая-то необходимость заставляет от него отказаться». «Интерпретируя отрывки, которые Отцы и Учители Церкви воспринимали по-разному, не высказываясь определенно и точно, допустимо поддерживать и защищать мнения, которые каждому кажутся разумно доказуемыми, учитывая суждение Церкви и сохраняя аналогию веры». И еще: «В названии и разделении шести дней, о которых идет речь в первой части Бытия, слово «yom» -- «день» -- можно понимать в буквальном смысле, как естественный день, или же в ином смысле, как некоторый отрезок времени. Не возбраняется также свободно дискутировать по этому вопросу».
В 1948 году Папская Библейская комиссия направляет письмо Парижскому архиепископу, в котором разъясняет: «Вопрос литературных форм первых 11 глав Бытия весьма неясен и многосложен. Эти литературные формы не отвечают ни одной из классических категорий и не могут быть проанализированы в свете греко-латинских или современных литературных жанров. Поэтому нельзя отрицать или утверждать их историчность в целом, не применяя к ним несправедливо правила какого-либо литературного жанра (…) Заявляя априори, что эти повествования не содержат истории в современном смысле этого слова, можно без труда прийти к выводу, что они ее не содержат ни в каком смысле. Однако, прибегая к простому образному языку, соответствующему мышлению менее продвинутого человечества, они передают основные истины, стоящие в основе домостроительства спасения, и в то же время народное описание истоков человеческого рода и избранного народа».
Энциклика «Humani generis», на которую мы уже ссылались в одной из наших передач, объясняя некоторые моменты Книги Бытия, подчеркивает и обобщает, по сути, ту же мысль: автор первых глав Бытия использует простой и метафорический язык, отвечающий менталитету народа. И если какие-то элементы взяты из народных сказаний, то нельзя забывать, что это было сделано по Божественному наитию, которое уберегло их от всякого заблуждения в выборе и оценке этих источников. Таким образом, народные предания, включенные в Библию, нельзя ставить на один уровень с мифологией, плодом фантазии народов.
Итак, перейдем к конкретным вопросам: Откуда взялась жена у Каина? если, кроме его родителей, не существует ни одного человека? Откуда взялась жена для Сифа и кто будет жить в городе, основанном Каином? Ответ, наверное, наш слушатель уже нашел сам: его нужно искать как раз в ключе всего вышесказанного. Согласно священному тексту, Адам прожил долго и оставил после себя множество сыновей и дочерей, об именах которых не сообщается. Когда евреи рассказывали своим детям о сотворении мира и о священной истории, то они должны были отвечать им на те же самые вопросы, какие ставит сегодняшний читатель Библии. И ответ нужно искать в пятой главе Бытия: «Вот родословие Адама: когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их. Адам жил сто тридцать лет и родил сына по подобию своему по образу своему, и нарек ему имя: Сиф. Дней Адама по рождении им Сифа было восемьсот лет, и родил он сынов и дочерей. Всех же дней жизни Адамовой было девятьсот тридцать лет; и он умер». Перечитав еще раз эти фразы, мы не только находим ответ на наши вопросы о количестве людей, но и больше ясности в том, что означает следствие первородного греха, пряовляющееся в повреждении человеческой природы. А также понимаем смысл обетования о спасении человечества, спасении человека от повреждения его естества. Это обетование постепенно шло к своему исполнению вместе с движением человечества к этому спасению, вплоть до пришествия Иисуса Христа, Воскресение Которого стало залогом для нашего преображения, преображения нашей человеческой природы.
Еще раз возвращаясь к способу чтения Священного Писания, приглашаем Вас послушать нашу рубрику «Как читать Библию», которая выходит по четвергам в это же время, а также напомним рекомендации, которым мы всегда должны следовать, когда приобщаемся к чтению священных текстов. Их дает нам Второй Ватиканский собор в догматической конституции «Dei Verbum»: «Поскольку Бог говорил в Священном Писании через людей и по человечеству, то истолкователь Священного Писания, дабы уяснить, что Бог хотел нам сообщить, должен внимательно исследовать, что священнописатели в действительности намеревались сказать и что Богу было угодно открыть нам через их слова. Чтобы выяснить намерение священнописателей, нужно, кроме всего прочего, принимать во внимание и "литературный жанр". Действительно, истина излагается и выражается по-разному и различными способами в текстах исторических, пророческих, поэтических или в других "речевых жанрах". Поэтому нужно, чтобы толкователь исследовал смысл, который священнописатель хотел выразить и выразил в определённых обстоятельствах, соответственно условиям своего времени и своей культуры, посредством употреблявшихся в его время литературных жанров. Ведь для правильного понимания того, что священнописатель хотел утверждать своим писанием, нужно обратить должное внимание как на привычные, прирождённые способы восприятия, изъяснения и повествования, бытовавшие во времена агиографа, так и на те, что в ту эпоху повсеместно употреблялись в общении людей друг с другом. Но, так как Священное Писание надлежит читать и толковать с помощью того же Духа, под воздействием Которого оно было написано, для верного выяснения смысла священных текстов нужно не менее усердно обращать внимание на содержание и единство всего Писания, учитывая живое Предание всей Церкви и согласие веры. Задача же экзегетов – согласно этим нормам способствовать более глубокому пониманию и изложению смысла Священного Писания, чтобы благодаря этому изучению, в некотором смысле подготовительному, вызревало суждение Церкви. Ибо всё, что было сказано о толковании Писания, в конечном счете подлежит суждению Церкви, которая исполняет Божественное поручение и служение: хранить и толковать Слово Божие».

Радио Ватикана
Tags: FAQ о христианстве и католичестве, Библия, Богородица, Рождество, Успение, догматы, история, религия, религпросвет, статьи, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments