Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

Category:
  • Mood:

FAQ: Церковно-литургическое

Не раз я сталкивался с литургическими странностями священников. Например, они добавляют какое-то слово к Миссалу, или же обмениваются приветствием мира со всеми присутствующими. Как вообще распознать действительно серьезные ошибки? Какие отступления от четко предписанных правил могут повлиять на действительность Мессы?

ОТВЕТ:
Литургические злоупотребления, в силу которых Таинство может стать недействительным, относятся к материи и форме самого Таинства.
Материя в целом заключается в некоторых материальных элементах, незаменимых для совершения Таинства. Например, это вода в случае Крещения, а для Евхаристии такую материю составляет пшеничный хлеб и виноградное вино. Если бы, например, священник вместо пшеничного хлеба использовал кукурузный или рисовый, то Таинство было бы недействительным.
Об этом, в частности, напомнила Конгрегация вероучения в 2003 году, отвечая на сомнения тех, кто страдает целиакией и задается вопросом о возможности причащаться на Евхаристии, совершенной на безглютеновом хлебе. В письме Конгрегации утверждается, что облатки, полностью лишенные глютена, являются недействительной материей для Евхаристии. В приносимом на Евхаристии хлебе должно быть такое количество глютена (клейковины), которое бы сделало возможным хлебопечение без использования посторонних материалов. Священник может получить разрешение от епископа на использование такого хлеба для себя или для отдельных прихожан. В третьем пункте документа Конгрегации вероучения отмечается, что священник, который не может причащаться Телом Христовым под видом хлеба, даже частично лишенного клейковины, не может ни возглавлять Евхаристию, ни служить в одиночку, но только сослужить с другими пресвитерами.
То же самое относится и к вину, используемому на Мессе: для действительности Таинства оно должно быть только виноградным. Капли воды, которые добавляются к вину в знак присоединения нашей жертвы к драгоценнейшей жертве Христа, - это предписание для совершения Евхаристии, но оно не влияет на её действительность. Однако не будет действительна Евхаристия, на которой вино разбавляется водой по меньшей мере наполовину.
Итак, это была материя. Что касается формы Таинства, то она заключается в словах. В нашем случае – в словах пресуществления. Священник повторяет слова, которые произнёс Христос на Тайной Вечере: «ЭТО ЕСТЬ ТЕЛО МОЁ, КОТОРОЕ ЗА ВАС БУДЕТ ПРЕДАНО»; «ЭТО ЕСТЬ ЧАША КРОВИ МОЕЙ НОВОГО И ВЕЧНОГО ЗАВЕТА, КОТОРАЯ ЗА ВАС И ЗА МНОГИХ ПРОЛЬЁТСЯ ВО ОТПУЩЕНИЕ ГРЕХОВ. ЭТО СОВЕРШАЙТЕ В ПАМЯТЬ ОБО МНЕ».
Для того, чтобы Таинство Евхаристии было действительным, необходимо, чтобы священник произнес по меньшей мере слова: «Это есть Тело Моё» и «Это есть чаша Крови Моей». Если священнослужитель опускает или изменяет остальные слова, он совершает серьезное злоупотребление, но сущность Таинства сохраняется.
То, что неклоторые литургические злоупотребления не влияют на действельность Таинств, совершенно их не оправдывает. Священник не является «единоличным собственником» Таинства, которое совершается Церковью.
В апостольском послании Dominicae Cenae Папа Иоанн Павел II утверждал: «Как служитель, как священнослужитель, как предстоятель евхаристической ассамблеи верных, священник должен обладать особым чувством всеобщего блага Церкви, которую он представляет своим служением, но которой он также подчиняется, согласно разумной дисциплине Церкви. Он не может считать себя собственником, который по своему изволению распоряжается литургическим текстом и священным обрядом, как если бы это было его собственное благо, которому он может придать персональный и произвольный стиль. Иногда это может показаться более действенным, может даже больше соответствовать субъективному благочестию, но объективно это всегда является изменой тому единению, которое находит своё выражение прежде всего в Таинстве единства» (12).
Конгрегация богослужений и Таинств в инструкции Redemptionis Sacramentum также предостерегает от всякого злоупотребления в совершении Евхаристии.
«Злоупотребления, - читаем в документе, - нередко порождаются неверным пониманием свободы. Бог же во Христе предоставляет нам не иллюзорную свободу делать все, что нам вздумается, а свободу, посредством которой мы можем делать то, что достойно и справедливо. В самом деле, это верно не только в отношении предписаний, исходящих непосредственно от Бога, но и, при должном учете природы каждой нормы, и для законов Церкви. Поэтому необходимо, чтобы все сообразовывались с порядком, установленным законной церковной властью» (7).

Обязательно ли молиться вслух, в том числе на Мессе?

ОТВЕТ:
По поводу устной молитвы Катехизис Католической Церкви утверждает: «Устная молитва является неотъемлемой принадлежностью христианской жизни. Иисус учит апостолов, которых привлекала молчаливая молитва их Учителя, устной молитве: Отче наш. Он молился не только богослужебными молитвами синагоги; Евангелия показывают нам, как Он возвышает голос для того, чтобы высказать Свою личную молитву, от ликующего благословения, обращенного к Отцу, до скорби в Гефсимании» (2701).
Святой Фома Аквинский говорил о тройной пользе устной молитвы:
«Во-первых, это побуждение ко внутреннему благочестию, когда мысль молящегося возносится к Богу. Это происходит потому, что человеческий разум посредством внешних знаков, слов или жестов предрасполагается к познанию и к чувствам. Святой Августин учит, что «мы можем побуждать самих себя ко взращиванию святого желания словом и другими знаками». Вот почему в личной молитве мы должны использовать слово и знаки – в той мере, в какой они помогают зажечь внутренние чувства. Если же дух от них отвлекается или они ему мешают, тогда их необходимо оставить...
Во-вторых, - пишет далее святой Фома Аквинский, - к молитве можно прибавить слово для того, чтобы исполнить нашу обязанность – а именно сделать так, чтобы человек служил Господу посредством всего, что он получил от Бога, то есть не только духом, но и телом. (...) В-третьих, слово к молитве можно добавить для того, чтобы душа возобладала над телом, охваченным чувствами».
Личные молитвы не обязательно произносить вслух, - их можно произносить в сердце, и это относится как к молитвам сформулированным, так и к спонтанной молитве, исходящей из сердца, для которой часто невозможно даже найти подходящие слова. Что касается общинной молитвы и тем более Литургии, то само участие в них подразумевает произнесение вслух.

Когда в Церкви начали служить Мессу так, как мы делаем это сегодня? Как совершали Литургию в самом начале?

ОТВЕТ:
Об основных чертах евхаристического богослужения ранней Церкви нам известно по свидетельству священномученика Иустина (2 столетие). Те же самые черты в основном присущи всем современным литургическим традициям. В 155 году в письме императору-язычнику Антонину Пию святой Иустин так описывал и объяснял действия христиан:
«В так называемый день солнца бывает у нас собрание в одном месте всех живущих по городам или селам. И читаются, сколько позволяет время, сказания апостолов или писания пророков. Потом, когда чтец заканчивает, предстоятель посредством слова делает наставление и увещание подражать этим прекрасным вещам. Затем все встаем и воссылаем молитвы, как о себе, так и (…) обо всех других, находящихся повсюду, дабы удостоились мы (…) стать и по делам ведущими праведный образ жизни и исполнителями заповедей для получения вечного спасения. По окончании молитв мы приветствуем друг друга лобзанием. Потом к предстоятелю братьев приносятся хлеб и чаша воды и вина. Он, взяв это, воссылает именем Сына и Святого Духа хвалу Отцу Вселенной и обильно совершает благодарение за то, что Он удостоил нас этих даров. После того, как он завершит молитвы и благодарение, весь присутствующий народ в ответ возглашает «Аминь».
(…) После благодарения предстоятеля и возглашения народа те, кого мы называем диаконами, дают каждому из присутствующих хлеб и вино и воду, над которыми совершено благодарение, и относят это к тем, кто отсутствует».
Основная структура Евхаристии сохранялась неизменной на протяжении веков. Святая Месса (Божественная Литургия) развивается в двух важнейших частях, составляющих неразрывное единство: это Литургия Слова с чтениями, проповедью и всеобщей (или универсальной) молитвой и Евхаристическая Литургия: приношение хлеба и вина, благодарение с освящением и Святое Причастие. Литургия Слова и Евхаристическая Литургия составляют единое целое, и именно так совершал воскресший Иисус пасхальную вечерю со Своими учениками. По дороге Он объяснял им Писание, а затем, сев с ними за стол, «взяв хлеб, благословил, преломил и подал им».

Обязательно ли участие в богослужениях Страстной седмицы (разумеется, за исключением Вербного воскресенья и воскресенья Пасхи)? Является ли пропуск эти служб тяжким грехом, как пропуск воскресной Мессы?

ОТВЕТ:
Участие в богослужениях Страстной седмицы не является обязательным. Однако участие в них рекомендуется тем, у кого есть время. Отказываться от этого означало бы отвергнуть благодатную возможность приобщиться к воспоминанию Тайной Вечери, Страстей и смерти Нашего Господа. И хотя пропуск этих богослужений не является тяжким грехом, в котором необходимо исповедаться прежде чем принимать Святое Причастие, его можно всё же причислить к обыденным грехам, относящимся к «неисполнению своего долга».

Может ли умирающий исповедаться мирянину и получить у него отпущение грехов, если нет возможности обратиться к священнику? Будет ли такая исповедь действительной? И еще один вопрос: если мирянин выдаёт себя за священника, то будут ли действительны Таинства, которые он совершает?

ОТВЕТ:
Чтобы исповедь была Таинством, она должна совершаться перед человеком, который в данный момент обладает властью примирять с Христом и с Церковью.
Такую власть – действовать in persona Christi et Ecclesiae – то есть отождествляясь с Христом и Церковью – имеет только священник. Эту власть он получил посредством Таинства Священства, вместе с полученным от своего епископа полномочием окормлять паству. Поэтому исповедь перед мирянином, даже если она совершается на пороге смерти, не является Таинством.
Тем не менее в случае отсутствия свщенника можно исповедовать свои грехи мирянину – но без отпущения грехов, а только с целью возбудить в себе большее покаяние и попросить прощения у Христа и Церкви через этого человека, своего брата во Христе, члена той же Церкви. Разумеется, такая исповедь не будет Таинством и не может завершаться отпущением грехов. Мирянин не имеет власти отпускать грехи, и если бы он произнес формулу отпущения, то она была бы недействительной.
Святой Фома Аквинский в «Сумме теологии» уделил особое место именно этому вопросу. И вот что он пишет:
«Благодать, стяжаемая в Таинствах, нисходит от Главы к членам. Поэтому служителем Таинства, через которого передается благодать, может быть только тот, кто может исполнять функцию служения истинного тела Христова. Она же принадлежит только священнику, имеющему власть освящать Евхаристию. И поскольку в Таинстве Покаяния передается благодарить, только священник может быть служителем этого Таинства. Поэтому только перед ним следует делать Исповедь, которая совершается перед служителями Церкви».
Покаяние, - пишет далее св. Фома Аквинский, - это Таинство необходимости, так же как и Крещение. Крещение же, как Таинство необходимости, имеет две категории служителей: первая категория должна крестить по роду служения, и она составлена из священников. Вторая категория совершает Крещение в случае необходимости. Так же и для Покаяния: служитель, который принимает Исповедь по роду служения, - это священник. Но в случае необходимости мирянин может заменить священника и выслушать исповедь». Но речь идет только о том, чтобы выслушать, а не совершить Таинство Примирения с отпущением грехов.
Св. Фома поясняет смысл такой исповеди: «В Таинстве Покаяния есть не только элементы, возложенные на служителя, то есть отпущение грехов и наложение епитимьи, но и элементы, возложенные на того, кто получает это Таинство, и они так же существенны: это сокрушение и признание в грехах. Епитимья же зависит отчасти от служителя, который ее налагает, отчасти от кающегося, который ее исполняет. По возможности, для полноты Таинства должны содействовать оба элемента. Но в случае насущной необходимости кающийся должен сделать то, что зависит от него: раскаяться и исповедовать свои грехи тому, перед кем это возможно сделать. И хотя он не может полностью совершить это Таинство, выполняя обязанности священника, то есть давая отпущение грехов, тем не менее Первосвященник восполняет отсутствие служителя. В этом случае исповедь, совершенная перед мирянином, но с желанием совершить ее перед священником, в определенном смысле является таинственной. Но это не Таинство в полном смысле, поскольку в нем нет отпущения грехов».
«Посредством Таинств, - продолжает св. Фома, - человек должен примириться не только с Богом, но и с Церковью. Но он не может примириться с Церковью, если освящающая миссия Церкви его не достигает. В Крещении это освящение достигает человека через внешний элемент (воду), освященную «посредством слова» (Эф. 5,26) согласно обряду Церкви, - независимо от служителя этого Таинства. Что касается Таинства Покаяния, то освящающая благодать Церкви не достигает человека без служителя. И даже если человек, исповедавшийся мирянину в случае необходимости, получил прощение Бога, сделав все возможное для исполнения Божественной заповеди об исповеди, он все же не примиряется с Церковью и не может быть допущен к Таинствам без предварительного отпущения грехов священником: точно так же как желание принять Крещение не допускает к Евхаристии».
Перейдем ко второй части нашего вопроса: если мирянин выдаёт себя за священника, то будут ли действительными Таинства, которые он совершает?
Ответ прост: действия, производимые тем, кто не имеет полномочий Таинства Священства и выдает себя за священника, не только являются святотатством, но они также недействительны.
Если фальшивый «священник» служит Мессу, то она недействительная. Это обман верующих, поскольку он побуждает их искренне поклоняться обычным хлебу и вину и причащаться ими.
Что касается исповеди, разумеется, отпущение грехов в таком случае недействительно.
При этом надо заметить, что верующие, ставшие жертвой фальшивых священников, не имеют вины. Поэтому их грехи, исповеданные мошеннику, будут прощены на последующей Исповеди. Обычно на исповеди кающийся просит прощения также за грехи, которых он не помнит. Но даже если он не говорит этих слов, священник, давая отпущение, подразумевает и прощение невольно забытых грехов.
Таинство Брака, совершаемое ложным священником, также недействительно. Однако в латинском обряде служителями этого Таинства являются сами брачащиеся, а священник выступает лишь полномочным церковным свидетелем. Поэтому Церковь может конвалидировать такой недействительный брак, не прибегая к повторному совершению Таинства.

Среди церковных предписаний есть обязательная исповедь хотя бы раз в год, обычно в период Пасхи. Объясните, пожалуйста, относится ли это предписание к тем, у кого есть только обыденные грехи? А для тех, у кого на душе смертный грех, не слишком ли это длинный отрезок времени – целый год?

ОТВЕТ:
Предписание обязательной ежегодной исповеди касается тех, у кого на совести есть тяжкий (смертный) грех. Для отпущения повседневных, или обыденных, грехов нет строгой необходимости прибегать к Таинству Покаяния. Для отпущения таких прегрешений существуют и другие пути: молитва, пост, милостыня…

Но следует отметить, что люди, у которых на совести только обыденные грехи, как правило, прибегают к Таинству Покаяния очень часто, гораздо чаще, чем раз в год. Верующий чувствует потребность в исповеди. Те, кто стремятся жить постоянно в Божьей благодати, исповедуются раз в месяц или даже раз в неделю.

Церковное предписание исповедоваться хотя бы раз в год – это следствие другого предписания: приобщаться ко Христу в Таинстве Евхаристии хотя бы раз в год. Иисус сказал: кто не вкушает Мою плоть и не пьет Мою кровь, тот не может иметь жизнь вечную. Церковь установила правило ежегодной исповеди, можно сказать, для «особо ленивых», для тех, кому нужен особый «толчок», - иначе они бы остались без благодати, необходимой для спасения. Для того, чтобы плодотворно причащаться, нужно быть в состоянии благодати, то есть не иметь на душе тяжких грехов. Именно поэтому и установлена обязанность исповедоваться хотя бы раз в год.
Напомним, какие грехи мы называем «смертными», или «тяжкими».

«Смертный грех, -- гласит Катехизис Католической Церкви, -- разрушает любовь в сердце человеческом тяжким нарушением Закона Божия; он отвращает человека от Бога, Который есть его конечная цель и его блаженство, заставляя предпочесть Богу некое благо низшего порядка. Обыденный грех сохраняет любовь, хотя он ее оскорбляет и ранит. Поэтому, совершив смертный грех, крещеный может вернуть благодать Божию только посредством Таинства Примирения. И хотя верующий призван часто приступать к этому Таинству даже при наличии только обыденных грехов, исповедание смертных грехов является обязательным для того, чтобы примириться с Богом в Таинстве Покаяния и получить возможность приступать к Святому Причастию».
Грех является смертным при трех одновременных условиях: во-первых, он касается серьезной материи, во-вторых, он совершается с полным осознанием и с полным согласием воли.
Это осознание и согласие во многом зависят от состояния каждого отдельного человека и касаются каждого отдельного случая. Поэтому в первую очередь мы остановимся на том, что означает «серьезная материя».
Если мы обратимся к десяти заповедям, то среди грехов, которые всегда касаются серьезной материи, можно назвать следующие: грехи против первой заповеди: отвержение Бога, поклонение сатане, обращение к колдунам, тяжкие формы суеверия, грехи против богословских добродетелей – ересь, отступничество, неприятие истин веры, отчаяние в спасении и, наоборот, самонадеянность в отношении спасения, ненависть к Богу и ближнему, умышленное зло в отношении к ближнему, а также упорный отказ от молитвы.
Тяжкие грехи против второй заповеди: богохульство, клятвопреступление, нарушение обетов. Грехи против третьей заповеди -- это неучастие в Святой Мессе в воскресные дни и в предписанные Церковью праздники (для католиков латинского обряда это Рождество, Праздник Пресвятой Богородицы 1 января, Богоявление, Успение Пресвятой Богородицы, Торжество Всех Святых, Торжество Непорочного Зачатия, Вознесение, Тела и Крови Господних, Святого Иосифа, Святых апостолов Петра и Павла); к тяжким грехам против третьей заповеди относится также причащение, когда на совести есть еще не исповеданные смертные грехи.
Грехи против пятой заповеди: убийство, самоубийство, аборт, эвтаназия, использование наркотиков, пьянство, побои. Тяжкими являются грехи против шестой заповеди, такие как аутоэротизм, блуд, добрачные отношения, гомосексуальные связи, контрацепция супругов, прелюбодеяние, сексуальное насилие, педофилия и так далее.
Часто мы имеем дело с тяжким грехом даже когда речь идет о материи, которая в иных случаях является «легкой». Например, четвертая заповедь предписывает чтить мать и отца. Конечно, в семье могут быть различные словесные перепалки и раздоры, непослушание, -- и тогда речь идет об обыденном грехе. Но если речь идет о тяжких конфликтах – о тяжелом попрании достоинства своих родных, -- то это смертный грех. Нарушения четвертой заповеди включают в себя и грехи словом, проклятия, сплетни, наносящие ущерб чести нашего ближнего. Среди грехов словом нужно различать такие, которые, по сути, не попирают достоинство ближнего, -- и тогда мы совершаем обыденный грех, -- и такие, которые наносят серьезный ущерб чести и доброму имени ближнего. В этом случае совершается смертный грех.
Или, например, седьмая заповедь – «не укради». И здесь нужно различать между украденным пакетиком леденцов (что, конечно, является кражей, грехом) или значительной суммы денег.
Восьмая заповедь предписывает не лгать. Очевидно, что когда речь идет о клевете или о ложном свидетельстве в суде, мы всегда имеем дело с тяжким грехом. Если же речь идет о неправде, сказанной в целях самозащиты или чтобы не нарушать мира в семье, мы не выходим за пределы обыденного греха. Который, конечно, в любом случае остается грехом, и христианин, стремящийся к духовному совершенству, призван каяться в нем на исповеди.
Смертным грехом против девятой заповеди: «не желай жены ближнего твоего», -- могут быть иные грехи против целомудрия, кроме перечисленных выше. Когда мы планируем вступить в греховную связь (даже если потом в действительности мы эти планы не реализуем), мы совершаем смертный грех. Ведь Иисус сказал: «Всякий, кто смотрит с вожделением, уже прелюбодействовал». Точно так же, смертными грехами являются использование порнографии или грехи против целомудрия посредством Интернета. В то время как нечистый помысел, на котором мы не задерживаемся, даже если нам его не удается сразу преодолеть, остается обыденным грехом.
В эту заповедь включены также грехи нескромности во взгляде, в словах. Как правило, в таких случаях речь идет о «легкой материи» и обыденном грехе, но легкая материя в этих случаях с легкостью может стать серьезной. Поэтому так важно говорить на исповеди обо всех грехах, какой бы тяжести они ни были, и спрашивать совета у священника.
Десятую заповедь – «не желай имущества ближнего твоего» -- мы нарушаем, только планируя присвоить себе чужое. А тяжесть греха, как мы говорили выше, зависит от того, что именно планируется присвоить.
Подведем итог: есть грехи объективно тяжкие, когда идет речь всегда о серьезной материи. И есть грехи, тяжесть которых зависит от того, какой ущерб мы наносим материальному или духовному благу ближнего.
В заключение напомним слова Блаженного Августина: «Человек не может, будучи во плоти, избежать всех грехов, по крайней мере - грехов легких. Но эти грехи, которые мы называем легкими, не полагай их безобидными: если ты находишь их безобидными, взвешивая их, содрогнись, их подсчитывая. Множество легких предметов составляет большой вес; множество капель наполняет реку; множество зерен составляет груду. Какова тогда наша надежда? Прежде всего, исповедь...».

Каковы обязанности восприемника в Таинстве Миропомазания?

ОТВЕТ:
Восприемники в Таинстве Миропомазания, - так же, как и в Таинстве Крещения, - призваны помогать родителям в христианском воспитании детей. Между восприемником (крёстным) и крестником устанавливается духовное родство, которое нельзя отменить. Это духовное родство настолько сильно, что в прошлом оно являлось препятствием (хотя и с возможностью диспенсации) для заключения брака. Такое духовное родство называлось cognatio spiritualis.
Специфическая функция восприемника на Миропомазании состоит в том, чтобы сопровождать кандидата к епископу для принятия Таинства. В целом же по отношению к крестнику на восприемника возложены три задачи: свидетельство христианской жизни, молитва и жертва.

Как Церковь относится к браку между верующим и неверующим?

ОТВЕТ:
Церковь допускает заключение брака между крещеной и некрещеной стороной, если некрещеная сторона уважает религиозный выбор крещеной. Такой брак допустим с определенными оговорками, на его заключение в Церкви следует получить особое разрешение у церковных властей. Это означает, что он допускается, но не поощряется.

Ведь для создания семьи недостаточно чувств, которые испытывают друг к другу влюбленные. Нужно серьезно задуматься над тем, каковы риски подобного союза: опыт показывает, что иногда брак между верующим, практикующим католиком и атеистом сталкивается с серьезными трудностями.

Сам этот факт непременно ведет к разделениям внутри семьи. Достаточно подумать о воскресном дне: одна сторона освящает его участием в Литургии, другая – нет.

Когда в таком браке появляются дети, неизбежно возникает вопрос об их воспитании. Часто один родитель желает воспитывать их в вере, а другой с этим не согласен. Один хочет взять их с собой на мессу, научить молитвам, молиться вместе с ними, другой – не желает этого или даже препятствует.

Трудности возникают с различными церковными предписаниями: например, с пятничный постом или Великим Постом.

Не говоря уже о таком важном аспекте брака, как супружеская жизнь согласно учительству Церкви. Серьезные проблемы возникают, например, если неверующая сторона желает применять контрацепцию, недопустимую для верующей стороны.
В семейной жизни очень важно разделять одни и те же идеалы и ценности: именно это должно стать солидной основой для удачного брака.

Разумеется, в жизни встречаются и счастливые браки между верующими и неверующими. Но, как правило, это счастье достигается большими трудами. К тому же неверующая сторона часто тоже приходит к вере, будучи захваченной примером жизни, полной света и высоких идеалов.

Добавим к сказанному две цитаты из «Руководства по душепопечению семьи» итальянского епископата, которые касаются межрелигиозных и смешанных и браков (то есть не только браков с неверующими, но и, например, даже брака между католиком и православной).

«Учитывая, что совершенный союз людей и вовлеченность всей их жизни в супружество достигаются легче, если супруги принадлежат к одному вероисповеданию, - и учитывая нормы канонического права, - заключающие брак … должны осознавать трудности, которые могут возникнуть в браке между людьми, не живущими в полном церковном общении.

В особенности следует уведомить супругов о различиях в содержании веры соответствующих конфессий, а также о том, что у них общего относительно брака, - так чтобы побудить их совершить бракосочетание в вере Христовой и созидать по-христиански супружеское и семейное единство, плодотворно участвуя в экуменическом пути.

Заключающие брак должны быть проинформированы о нормах канонического права и призваны уважать религиозные обязанности друг друга. Все это должно происходить в согласии с соответствующими общинами».

Как мы видим, даже двое верующих во Христа, но не разделяющих полностью вероучение, идут навстречу определенным рискам и трудностям. Во много раз больше этих рисков, когда одна из сторон – неверующая.

Вот выдержка из того же документа Итальянской епископской конференции о межрелигиозных браках:
«И в этих случаях, при всем признании ценности веры в Бога и исповедуемых религиозных принципов, при неизменном уважении норм канонического права, католики должны быть предупреждены о трудностях, навстречу которым они идут в выражении своей веры, в уважении убеждений друг друга, в воспитании детей.

Особое внимание следует уделять бракам между католиками и мусульманами: подобные браки не только растут численно, но они сталкиваются с трудностями, связанными с обычаями и традициями, менталитетом и исламскими законами о положении женщины по сравнению с мужчиной и о самой природе брака.

Поэтому необходимо заботиться о том, чтобы будущие супруги имели верное понимание брака, в особенности его моногамной и нерасторжимой природы. Необходимо убедиться, на основании представленных документов, в отсутствии других брачных уз, а также должна быть ясна роль женщины и ее права по отношению к детям.

Желательно изучить по этому случаю также законы о браке того государства, из которого происходит мусульманская сторона, и определить место, которое брачащиеся выберут для постоянного жительства. В просьбе о разрешении для заключения брака, которая должна быть представлена местному ординарию, необходимо учитывать все эти проблемные элементы, сообщая обо всех обстоятельствах, необходимых для принятия решения».

Нужно ли считать грехом совместное проживание до брака, если мы соблюдаем целомудрие?

ОТВЕТ:
Нужно заметить, что совместное проживание до брака, даже если молодые люди намерены жить в целомудрии, все же подвергает их определенному риску, искушению. Совместное проживание в данном случае – это то, что мы называем «поводом ко греху». «Кто любит опасность, тот впадет в нее», гласит Священное Писание (Сир 3,25). По закону природы, если приблизить солому к огню, она вспыхивает.
Кроме того, сожительство, даже целомудренное, является соблазном для ближнего. Ведь у молодой пары не написано на лбу, что они живут в чистоте. Соблазн еще более велик, если окружающие видят, что пара подходит к святому Причастию.
Кто-то может возразить: существуют обстоятельства, когда молодые люди вынуждены проживать вместе. Например, если оба учатся или работают в чужом городе и снимают две квартиры. В таких случаях, с чисто человеческой точки зрения, есть искушение «объединиться» экономии ради.
Но чистота любви, которая является твердым основанием для будущего нерасторжимого брака, ценнее любых финансовых затрат. Так же, как жизнь в благодати Бога стоит любой экономической жертвы.

Почему безбрачие обязательно только для католических священников латинского обряда? Ведь восточные католические священники могут быть женатыми. Для нас священник – это авторитет, а у нас часто возникает масса вопросов о супружеской жизни, о воспитании детей и так далее. Разумеется, на эти темы я не могу беседовать с теми, кто с ними абсолютно не знаком, кто не испытал все это на себе. А когда я все-таки задаю священникам вопросы, они часто ограничиваются абстрактными ответами. Это то же самое, что и адвокат, который изучил законы, но ни разу не участвовал в процессе… Не было бы правильнее, если бы священник жил в тех же ситуациях, в каких живут его прихожане?
И еще. Я читал, что обет целомудрия дают только монахи, а от священников требуется только безбрачие. Но ведь Церковь осуждает любые сексуальные отношения вне брака. Поэтому безбрачный должен быть и целомудренным, или я ошибаюсь?


ОТВЕТ:
Безбрачие священников – это древнейшая реальность. Историки Церкви согласны в том, что обязательный целибат или по меньшей мере воздержание было установлено канонически начиная с 4 века.
Но важно отметить, что законодатели 4 и 5 столетий ссылались на апостольскую традицию. Например, третье правило Карфагенского собора гласит, что епископы, пресвитеры и диаконы должны «хранить целомудрие и воздерживаться от жен», «дабы от Апостолов переданное и от самой древности содержимое и мы подобно соблюдали».
Богословские обоснования целибата можно свести к следующим рассуждениям: Таинство Священства ставит на рукополагаемого печать, преображающую священника, уподобляющую его Христу и вовлекающую его в особые взаимоотношения со Христом. Священник находится в полном распоряжении у Христа, принадлежит Ему. «И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были», читаем в Евангелии от Марка. Если учесть, какое место занимает священство в Церкви, становится ясным, почему священник, представляющий Иисуса Христа, отдавшего себя полностью Отцу и Церкви, должен во всем уподобиться Ему, а это значит, что он должен уподобиться Христу и безбрачием. Кроме того, священник живет для Церкви, принося себя в живую жертву Богу за свою паству. Священник, проповедующий Евангелие, призван также в первом лице реализовывать самые радикальные евангельские заповеди. Священник не вправе призывать других оставить все и следовать за бедным, целомудренным и послушным Христом, если сам он так не живет и не дает свидетельство этому радикализму.
Есть и иные обоснования: не в последнюю очередь это требование быть в полном распоряжении у братьев, иметь большую свободу действий и полностью отдавать себя служению Богу. Святой Павел пишет: «Я хочу, чтобы вы были без забот. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу;
а женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1 Кор 7,32). Неслучайно миссионерство всегда больше развивалось именно на Западе, а не на Востоке. Так, евангелизация многих регионов Африки и Латинской Америки практически не видела участия восточных Церквей.
Почему же сегодня в восточных католических Церквах не существует обязательного целибата? Как это следует из различных документов и выступлений, епископы восточных Церквей, хотя и не обязывают к целибату в силу своих традиций, тем не менее высоко ценят целибат в своих общинах. Женатый священник ни в коем случае не может принять епископскую хиротонию.
Некоторые утверждают, что неженатый священник не имеет семейного опыта, а значит, его ответ на вопросы прихожан будет похож на консультацию адвоката, не участвовавшего ни в одном процессе.
Такое мнение нельзя назвать обоснованным. Точно так же мы можем сказать, что женщина-психолог не в состоянии помочь мужчине, потому что она не мужчина, а психолог-мужчина не должен принимать в своем кабинете женщин. Вероятно, автор вопроса, как и другие, ссылается на свой личный опыт: задав священнику вопрос об интимной жизни или о детях, они получили абстрактный, неудовлетворительный ответ. Может быть, священнослужитель как раз поступил рассудительно: прежде чем давать какие-то конкретные советы, он должен хорошо узнать человека. Поэтому он мог решить ограничиться общими словами. Вполне возможно, если бы вы и дальше продолжали общаться с этим священником и часто с ним беседовали, впоследствии он дал бы Вам исчерпывающие и конкретные ответы.
Кроме того, хотя священник сам не создает семьи, он имеет опыт семьи, в которой вырос, а иногда случается, что он по-прежнему живет в своей семье. Так что многие аспекты жизни прихожан ему хорошо знакомы. Мало того, он знаком не только со своей собственной семьей, но со множеством семей и с разными их поколениями, которым преподает Таинства и которых окормляет духовно. Можно сказать, что как раз-то священник – лучший специалист по человеку.
С другой стороны, нередко бывает, что прихожане женатых священников, обременных семьей и детьми, возмущаются: у самого священника в семье не все гладко, какое право он имеет нам указывать, как нам строить свою семейную жизнь и воспитывать детей? Нет никакого основания утверждать, что священники женатые больше разбираются в человеческих проблемах, нежели неженатые. В восточных церковных общинах многие более охотно обращаются за духовным наставничеством к монахам, нежели к женатым пресвитерам.
Но мы отошли от темы: самое главное в наших рассуждениях – то, что священник – это в первую очередь человек Божий.
Перейдем к последней части вопроса: «Обет целомудрия дают только монахи, а от священников требуется только безбрачие. Но ведь Церковь осуждает любые сексуальные отношения вне брака». Конечно же, обещание безбрачия, данное священником, хотя канонически отличается от монашеского обета целомудрия, по сути означает то же самое, что и обет целомудрия. Священник тоже призван к полному воздержанию, как, впрочем, и любой христианин, не состоящий в браке. Каноническое различие между этими двумя понятиями проявляется в разнице между каноническими процедурами освобождения (диспенсации) от обязательства священнического безбрачия и от монашеского обета.

Радио Ватикана
Tags: FAQ о христианстве и католичестве, Библия, Великий пост, Евхаристия, Конфирмация, Пасхальное время, брак, исповедь, история, молитва, религия, религпросвет, семья, таинства, традиции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments