Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

Category:
  • Mood:

Ожидаю воскресения мёртвых и жизни будущего века. Аминь.

Почему мы верим в воскресение мёртвых?

Мы верим в воскресение мёртвых, потому что Христос восстал из мёртвых, живёт вечно и даст нам приобщиться к этой вечной жизни.

Когда человек умирает, тело его погребают или кремируют. И, несмотря на это, мы верим, что для этого человека существует жизнь после смерти. Иисус в Своём воскресении показал Себя как Господин над смертью; Его слова внушают веру: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт» (Ин 11, 25)

***
"Если нет воскресения мёртвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Но Христос воскрес из мёртвых, первенец из умерших" (1 Кор 15, 13–14, 19–20).

***
См. также ККЦ 988–991.

Почему мы верим в воскресение плоти?

Библейское слово «плоть» характеризует человека в его слабости и смертности. Но Бог не рассматривает человеческую плоть как нечто неполноценное. В лице Иисуса Христа Он сам принял «плоть» (Боговоплощение), чтобы искупить человека. Бог искупил не только дух человека; Он искупил его целиком, с телом и душой.

Бог создал нас обладающими душой и телом (плотью). Он не даёт плоти, да и всему творению, погибнуть в конце мира, не бросает, как старую игрушку. В «последний день» Он восставит нас из мёртвых во плоти: это значит, что мы преобразимся, но при этом будем чувствовать себя в своей стихии. И для Иисуса Его пребывание во плоти не было просто эпизодом. Когда Воскресший из мёртвых явил Себя, ученики увидели Его телесные раны.

***
"И Слово стало плотию и обитало с нами" (Ин 1, 14).

***
"И для тела есть место в Боге".
Бенедикт XVI, 15.08.2005, Успение Пресвятой Девы Марии

***
См. также ККЦ 988–991, 997–1001, 1015.

Что происходит с нами, когда мы умираем?

В смерти тело и душа отделяются друг от друга. Тело тлеет, в то время как душа идёт навстречу Богу и ждёт, чтобы в день Страшного суда вновь воссоединиться со своим воскрешённым телом.

Как произойдёт воскрешение нашего тела – это тайна. Вот такой образ может помочь нам предположить, как это будет: при взгляде на луковицу тюльпана мы не можем распознать, в какой прекрасный цветок она разовьётся в тёмной земле. Так и мы не знаем ничего о будущем внешнем виде нашего воскрешего тела. Однако Павел уверен: «сеется в уничижении, восстаёт в славе» (1 Кор 15, 43).

***
"Но скажет кто- нибудь: как воскреснут мёртвые? И в каком теле придут? Безрассудный! То, что ты сеешь, не оживёт, если не умрёт. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно" (1 Кор 15, 35–37)

***
См. также ККЦ 992–1004, 1016–1018.

Как Христос помогает нам в смерти, если мы уповаем на Него?

Христос идёт нам навстречу и ведёт нас в жизнь вечную. «Не смерть заберёт меня, но Бог» (св. Тереза из Лизьё).

С мыслью о страданиях и смерти Иисуса даже наша смерть становится легче. Исполненные доверия и любви к Отцу, мы можем сказать «да», как это сделал Иисус в Гефсиманском саду. Такую позицию называют «духовной жертвой»: умирающий соединяется с жертвой Христа на кресте. Кто умирает с таким доверием к Богу и в мире с людьми, то есть без тяжких грехов, тот находится на пути к общению с воскресшим Христом. Наша смерть не заставит нас упасть ниже, чем в Его руки. Тот, кто умирает, отправляется не неизвестно куда, но возвращается домой, в любовь Божью, к Тому, Кто его создал.

***
"Я хочу увидеть Бога, но чтобы Его увидеть, надо умереть"
СВ. ТЕРЕЗА АВИЛЬСКАЯ (1515-1592), испанская монахиня, реформатор кармелитского ордена, мистик и Учитель Церкви

***
См. также ККЦ 1005–1014, 1016, 1019.

Как католику вести себя у постели умирающего человека?

Разумеется, нельзя дать «универсальный» рецепт: каждая ситуация индивидуальна. Если есть возможность пригласить священника, то он преподаст умирающему последние Таинства. Через благодать Таинства Елеопомазания больной получает силу для более тесного единения со Страстями Христа. Страдание как последствие первородного греха наделяется новым смыслом: оно становится участием в Христовом деле спасения. Не случайно это Таинство, хотя оно преподается не только на смертном одре, называют «таинством отходящих». Оно наделяет умирающих особой крепостью и стойкостью для последней борьбы перед переходом в Дом Отца.

Наряду с Елеопомазанием умирающему преподается «последнее напутствие» - Евхаристия. Принимаемое в момент перехода к Отцу, Причащение Тела и Крови Христа имеет особое значение.

Во всех этих обрядах католик-мирянин, находясь у постели умирающего, может и призван принимать участие.

Во всех без исключения случаях у постели умирающего незаменима молитва. Эта молитва в последние моменты должна быть особенно усердной – ведь, как предупреждает апостол Петр в своем послании, «противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить». Перед смертью человек может испытывать сильные искушения, поскольку, по утверждению Тридентского собора, дьявол «старается отдалить от упования на Божественное милосердие».

Если умирающий находится в сознании и в соответствующем расположении, то лучше всего вместе с ним произнести молитву «Отче наш», которая всегда приносит обильные плоды, и «Радуйся, Мария» - эта молитва особенно «показана» «в час смерти нашей», как гласят ее слова, - а также славословие.

Рекомендуется также молиться Венчиком Божественному милосердию. Через святую Фаустину Ковальскую Господь призывал особенно молиться им у постели умирающих.

Что такое жизнь вечная?

Вечная жизнь начинается с Крещения. Она проходит сквозь смерть и не будет иметь конца.

Когда мы влюблены, мы хотим, чтобы это чувство никогда не кончалось. «Бог есть любовь», – говорится в Первом послании Иоанна (1 Ин 4, 16). «Любовь, – говорится в Первом послании к Коринфянам, – никогда не перестаёт» (1 Кор 13, 8). Бог вечен, потому что Он есть любовь; и любовь вечна, потому что она Божественна. И если мы пребываем в любви, то мы входим в бесконечное присутствие Бога.

***
"Я не умираю, я вхожу в жизнь".
СВ. ТЕРЕЗА ИЗ ЛИЗЬЁ (1837–1897), французская кармелитская монахиня, мистик и Учитель Церкви

***
"Эта жизнь – время, чтобы искать Бога. Смерть – время, чтобы найти Бога. Вечность – время, чтобы обладать Богом".
СВ. ФРАНЦИСК САЛЬСКИЙ

***
См. также ККЦ 1020.

Предстанем ли мы перед судом после смерти?

Так называемый частный суд происходит в момент смерти каждого человека. Всеобщий суд, называемый также Страшным, или Последним судом, произойдёт в последний день, то есть с наступлением конца света, при втором пришествии Христа.

В смерти человек приходит к точке истины. Теперь уже ничто больше не может быть вытеснено и скрыто, ничто не может быть изменено. Бог видит нас такими, какие мы есть. Представ перед Его судом, мы сделаемся «правильными», потому что в святой близости к Богу мы можем быть только или «правильными», или никакими – такими правильными, какими Бог желал видеть нас, когда создавал. Быть может, мы должны будем ещё пройти процесс очищения, а быть может, сразу попадём в Божьи руки. Но быть может, мы настолько переполнены злобой, ненавистью и абсолютным «нет» всему, что навсегда отвратили наше лицо от любви, от Бога. Жизнь без любви – это не что иное, как ад.

***
"Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (1 Кор 13, 12).

***
"На закате нашей жизни мы будем судимы по нашей любви"
СВ. ИОАНН КРЕСТА (1542–1591), испанский священник, монах-кармелит, мистик, Учитель Церкви и поэт

***
"Человек против своей воли может утратить временные блага, но никогда он не потеряет вечные блага, кроме как по своей воле".
СВ. АВГУСТИН

***
См. также ККЦ 1021-1022

Что понимается под небом?

Небо – это бесконечное мгновение любви. Ничто не отделяет нас больше от Бога, Которого любит
и искала всю жизнь наша душа. Вместе со всеми ангелами и святыми мы можем отныне всегда любоваться Богом и радоваться вместе с Ним.

Кто видел пару, влюбленно смотрящую друг на друга; кто видел младенца, ищущего во время кормления глазами свою мать и как будто стремящегося навсегда удержать эту улыбку, – тот может получить отдалённое представление о небе. Иметь возможность созерцать Бога лицом к лицу – это сравнимо лишь с бесконечным мгновением любви.

***
См. также ККЦ 1023–1026, 1053

Что такое чистилище?

Чистилище, которое часто представляют себе как место, является скорее состоянием. Кто умирает в благодати Божьей (то есть в мире с Богом и людьми), но кому ещё требуется очищение, прежде чем он сможет увидеть Бога лицом к лицу, – тот попадает в чистилище.

Когда Пётр предал Иисуса, Господь обернулся и взглянул на Петра: «И Пётр, выйдя вон, горько заплакал» – чувство, как в очищающем огне. И такой очищающий огонь ожидает, наверное, большинство из нас в момент нашей смерти: Господь смотрит на нас, исполненный любви, – и мы ощущаем жгучий стыд и мучительное раскаяние за наше злое или даже «всего лишь» не согретое любовью поведение. И только после этого очистительного страдания мы становимся способными встретиться с Его любящим взглядом в неомрачённой небесной радости.

***
См. также ККЦ 1030-1031

Можем ли мы помочь усопшим, находящимся в чистилище?

Да, если все крещёные образуют во Христе сообщество и связаны друг с другом, то и живущие могут помочь душам усопших верных в чистилище.

Когда человек умер, он уже не может сам что-то сделать для себя. Время активного испытания истекло. Но мы можем кое-что сделать для усопших, находящихся в чистилище. Наша любовь проникает в потусторонний мир. Постом, молитвами, добрыми делами и, прежде всего, участием в Святой Евхаристии мы можем вымолить милость к усопшим.

***
"Посему принёс за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха" (2 Мак 12, 45).

***
"Не будем медлить в помощи усопшим, пожертвуем за них наши молитвы".
СВ. ИОАНН ЗЛАТОУСТ

***
См. также ККЦ 1032, 1414.

Что такое ад?

Ад – это состояние вечного разлучения с Богом, абсолютное отсутствие любви.

Тот, кто умирает, оставаясь сознательно и вполне по собственной воле в тяжком грехе, без раскаяния, и навсегда отвергает милосердную и прощающую Божью любовь, тот сам исключает себя из общения с Богом и святыми. На самом деле, мы не знаем, может ли кто-то в момент смерти посмотреть в лицо абсолютной любви и при этом всё же сказать "нет". Но наша свобода делает возможным принятие и такого решения. Иисус снова и снова предостерегает нас, чтобы мы не отпали от Него окончательно, когда мы отгораживаемся от Его нуждающихся братьев и сестёр: «Идите от Меня, проклятые... Так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне» (Мф 25, 41–45).

***
"Не любящий брата пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нём пребывающей" (1 Ин 3, 14–15)

***
"Мыслю: что есть ад? Рассуждаю так: страдание о том, что нельзя более любить".
ФЁДОР МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ

***
См. также ККЦ 981–983, 986–987

Если Бог есть любовь, то как же может существовать ад?

Не Бог проклинает человека. Это сам человек отвергает милосердную любовь Божью и добровольно отказывается от Жизни, исключая себя из общения с Богом.

Бог стремится к общению даже с последним грешником; Он хочет, чтобы все обратились и были спасены. Но Бог создал человека свободным и уважает его решения. Даже Бог не может навязывать Свою любовь. Как Любящий Он «бессилен», если кто-то избирает вместо неба ад.

***
"Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают
то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" (2 Петр 3, 9).

***
"В Своей бесконечной доброте Бог никогда не оставит тех, кто сам не хочет Его оставить".
СВ. ФРАНЦИСК САЛЬСКИЙ.

***
См. также ККЦ 1036-1037

На самом ли деле ад вечен и необратим? После всех сказанных Папой слов о бесконечном милосердии Бога, Который даёт шанс любому грешнику, кажется странным, что Он допускает вечный, необратимый ад.

Необратимость и вечность ада – это истина, которая кажется не соответствующей вере в милосердие Бога. Поэтому всегда были мыслители, которые выдвигали гипотезу об обратимости ада. Они рассуждали о том, что Бог мог бы и избавить от ада после необходимой кары, пусть даже самой чудовищной и продолжительной. Конечно, Всемогущий Бог мог бы избавить от ада после необходимой кары, - но помимо воли Божьей есть и упорство грешника, воля осужденного, который не желает любить Бога и хочет оставаться в аду. Никто, даже Бог, не может принудить человека к любви.

Ад расположен в вечности, в контексте, где нет ни начала, ни конца: речь идет о мгновении, которое никогда не проходит. Обреченные на него не могут раскаяться – «у них нет времени для покаяния потому, что они вышли из времени и стали узниками мгновения, за которым не последует никакого следующего мгновения», - утверждает современный богослов кардинал Джакомо Биффи.

Жак Маритен так писал о тех, кто пребывают в аду и не желают его покинуть: «Они предпочитают страдать, нежели перестать считать себя конечной целью; их гордость восхваляет себя в этом страдании, и в этом смысле они не могут покинуть ад или превратить свое дурное желание в доброе желание. Они исполнены сожаления и угрызений; они не устремляются к небу, предпочитая постоянно быть в аду. Их выбор сделан: они нашли блаженство в своей гордыне. Они не просят Бога позволить им выйти оттуда и никогда Его об этом не попросят, - они хотят остаться в аду. Они не желают видеть Бога, хотя когда-то, на земле, многие из них имели в себе благодать и стремились к благодати. Но они ненавидят Бога и блаженство святых, смеются над ними. Они завидуют святым, ненавидя их за то благо, которого нет у них самих и которое они ненавидят. Наказание, лишение созерцания Бога мучает их не потому, что они хотели бы созерцать Его, да не могут, а потому, что они знают: это созерцание является наивысшим благом, и они завидуют ему потому, что оно обожествляет, они ругают его потому, что оно свято, и они не желают его никакой ценой. Они страдают оттого, что потеряли его по собственной вине, и не прекращают отвергать его своей ненавистью».

Но обратимся к Священному Писанию. В нем мы найдем слова Иисуса об окончательном исключении из вечной жизни: «И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, где червь их не умирает и огонь не угасает» (Мк 9,47-48); «Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный» (Мф 18,8); «Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф 25,41); «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф 25,46).

Священное Писание опровергает предположение, будто «вечность» означает лишь «очень долгое время», как хотели бы некоторые мыслители. Святой Августин говорил, что рай и ад либо оба вечны, либо ни один из них не вечен. В Апокалипсисе находим следующие слова: «И дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его» (Откр 14,11). Выражение «во веки веков» никогда не используется для обозначения законченного отрезка времени и обладает тем же смыслом, что и по отношению к Богу, живущему вечно: «Сидящему на престоле, Живущему во веки веков» (Откр 4,9).

Обратимся к учению Церкви, изложенному в Катехизисе: «Церковное учение утверждает, что ад существует и что он вечен. Души тех, кто умирает в состоянии смертного греха, непосредственно после смерти нисходят в ад, где претерпевают адские муки, «огонь вечный». Главная адская мука состоит в вечной разлуке с Богом, тогда как в Нем Одном может человек иметь жизнь и счастье, для которых сотворен и к которым стремится.

Утверждения Священного Писания и вероучения Церкви относительно ада представляют собою призыв к ответственности, с которой человек должен пользоваться своей свободой, имея в виду свою вечную участь. В то же время они представляют собою настойчивый призыв к покаянию: «Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф 7, 13-14).

И так как мы не знаем ни дня, ни часа, мы должны, следуя предупреждению Господа, постоянно бодрствовать, чтобы удостоиться по окончании нашего единственного пути земной жизни быть допущенными с Ним на пир и войти в число благословенных, а не быть отвергнутыми, как рабы лукавые и ленивые, которым велено идти в огонь вечный, во внешнюю тьму, где будет плач и скрежет зубов.

Бог никого не предназначает к тому, чтобы идти в ад; для этого нужно по своей воле отвратиться от Бога, впадая в смертный грех, и упорствовать в нем до конца. В Евхаристической литургии и ежедневных молитвах своих верных Церковь испрашивает милосердия у Бога, Который не желает, «чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петр 3, 9) (ККЦ 1035-37).

Что такое Страшный суд?

Страшный суд совершится в конце времён, при втором пришествии Христа. «И изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения» (Ин 5, 29).

Когда Христос вновь придёт во славе, весь Его свет осияет нас. Истина обнажится: наши мысли, наши поступки, наше отношение к Богу и людям – ничто больше не останется скрытым. Мы познаем окончательный смысл творения, поймём чудесные пути Божьи к нашему искуплению и наконец получим ответ на вопрос, почему зло может быть таким могущественным, если Бог является Всемогущим. Страшный Суд – это еще и назначенный нам день судебного разбирательства. Здесь решится, восстанем ли мы для вечной жизни или же навсегда будем отлучены от Господа. Тех, кто избрал жизнь, Бог творчески преобразит. В «новом теле» (ср. 2 Кор 5) они будут навсегда жить во славе Божьей и восхвалять Его телом и душой.

***
"Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов…" (Мф 25, 31–32).

***
"И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную" (Мф 25, 46).

***
См. также ККЦ 1038–1041, 1058–1059

Как мир достигнет своей полноты?

В конце времён Бог создаст новое небо и новую землю. Зло больше не будет иметь силы и привлекательности. Искупленные предстанут перед Богом, лицом к лицу с Ним – как друзья. Осуществится их стремление к миру и справедливости. Лицезрение Бога будет для них блаженством. Триединый Бог будет жить среди них и отрет все слёзы с их глаз: смерти больше не будет, не будет никаких печалей, никаких сетований, никаких тягостных забот.

***
"И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее уже прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю всё новое" (Откр 21, 4–5).

***
См. также ККЦ 1042–1050, 1060

Почему христианское вероучение придаёт такое большое значение воскресению плоти после смерти? Не лучше ли бы было оставаться бесплотными существами, необремененными законами материального мира?

Какая необходимость есть в воскресении плоти?

Чтобы вообще понять значение этого выражения – воскресение плоти – которое с самых первых столетий является частью осмысленной веры Церкви, чтобы уловить его суть, нужно поместить человека в контекст отношений, которые лучше всего его объяснят и выразят, а именно отношений с Иисусом Христом. Именно Он и есть окончательное откровение Бога человеку и откровение человека человеку. Эта христианская «амбиция» поистине огромна: только Христос может открыть человеку истину о человеке. Вот почему воскресение плоти необходимо рассматривать и истолковывать в тесной связи с воскресением Христа.

Воскресение является кульминационным моментом спасения и жизни Сына Божьего, окончательным откровением Бога и полной реализацией человеческой жизни.

Что же означает древнейшая формулировка «верую в воскресение плоти»? Помимо исторического объяснения этой формулы - как необходимости ответа гностикам, отрицавшим воскресение плоти, - Церковь прежде всего выразила в этом утверждении свою веру в то, что Богом воскрешён весь человек в его целостности. Воскресшее тело – это то же самое тело, которое существовало на земле, но не в том смысле, что будет воскрешено земное мертвое тело, а в том, что в воскресении плоти будет реализовано собственное «я» каждой конкретной человеческой личности – то же самое «я», которое отождествляется сегодня с нашим земным телом. В воскресении человеку будет дарована полнота бытия, прославление человеческого существа, и это произойдет потому, что Христос Своим спасительным деянием ничего не отнимает от человеческого, но, наоборот, возвращает человеку полноту человечности.

В воскресении плоти все люди полностью «участвуют» в воскресении Христовом: они всецело присоединяются к Нему. В послании Конгрегации вероучения 1979 года, посвященном вопросам эсхатологии, подчеркивается: «Церковь подразумевает, что воскресение относится ко всему человеку; для избранных это не что иное, как распространение на людей самого Христова воскресения». Иными словами, с человеком в момент воскресения произойдет не что-то похожее на воскресение Христово, но само воскресение Христово, та же самая динамика распространится на всех людей. Таким образом, Воскресение Христово и воскресение человека – это одно и то же событие.

Многие с трудом воспринимают учение о воскресении не потому, что сомневаются в возможности существования загробного мира, а потому, что не могут принять именно мысли о воскресении плоти, и причина этого – в негативном отношении к телесности. В этом смысле, вера в воскресение плоти становится как бы лакмусовой бумажкой нашего восприятия человечности, телесности. Утверждение Символа веры приглашает нас не «подвергать цензуре» нашу человечность, даже те её аспекты, которые её ранят: страхи, болезни, поражения. Именно потому, что воскресение Христово распространяется на человека в его целостности, в том числе и на его плоть, какая бы хрупкость её ни отмечала, - он, весь человек, будет обожен. Вера в воскресение плоти не просто дает нам ясность в отношении будущего, но и побуждает нас принимать себя в нашем настоящем. Как утверждается в процитированном нами послании Конгрегации вероучения, «раз наше воображение не может этого достичь, наше сердце постигает это инстинктивно и глубоко».

Догма о воскресении плоти не только открывает нам полноту бессмертия, к которому все мы призваны, но и напоминает о нашем достоинстве, в том числе о достоинстве нашего тела. Она напоминает, что этот мир является благом, что тело – это благо, что наша повседневная жизнь обладает ценностью.

Церковь не обещает верующим во Христа успешной и беспроблемной жизни на этой земле: нет и не будет на ней утопического мира, поскольку наша земная жизнь отмечена крестом. В то же самое время, в момент принятия Таинства Крещения и Евхаристии, в нас определенным образом уже начинается процесс воскресения.

«Но скажет кто-нибудь: „как воскреснут мертвые? – восклицает святой Павел, - и в каком теле придут?” Безрассудный! То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно (...) Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; (...) мертвые воскреснут нетленными (...). Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (1 Кор 15, 35-37. 24, 42-53).

Это превосходит наше воображение и наше разумение; оно доступно только в вере. Но наше участие в Евхаристии уже дает нам предвкушение преображения (Катехизис Кат. Церкви 1000).

Святой Фома Аквинский писал, что в воскресении душа настолько глубоко сообщится телу, что в нём будут отражаться её моральные и духовные качества. В этом смысле окончательное воскресение, которое произойдет с пришествием Иисуса Христа во славе, сделает возможным последний суд над живыми и мертвыми.

В заключение добавим несколько соображений, связанных с верой Католической Церкви в воскресение.

Во-первых, учение о воскресении исключает какие-либо теории реинкарнации и переселения душ, согласно которым после смерти душа перемещается в другое тело. Воскресение мертвых совпадает с тем, что Священное Писание обозначает пришествием «нового неба и новой земли»: не только человек достигнет своей славы, но и все мироздание, в котором человек живет и действует, будет преображено.

Несмотря на слова из Библии, которые вселяют в нас веру и надежду на воскресение, эта реальность остаётся для нас сокрытой. Воскресение тесно связано с другой тайной – Воплощением. Как говорил итальянский богослов Романо Гуардини, христианство – это «самая материалистичная религия», то есть она наделяет высшим смыслом человеческую телесность, которую воспринял Сын Божий, показав, что человек является нераздельным единством тела и духа.

Приведем слова из катехизического наставления Папы Франциска на одной из общих аудиенций. Оно было посвящено как раз воскресению плоти.

«Наше воскресение тесно связано с воскресением Иисуса, - сказал Папа. – Тот факт, что Он воскрес, является доказательством того, что воскресение мертвых существует». «Иисус пришел среди нас, стал человеком, как и мы, во всем, кроме греха; и таким же образом Он взял нас с Собой в обратный путь к Отцу». Бог «вновь вернет жизнь нашему телу, вновь соединит его с душой, в силу воскресения Иисуса». Папа говорит также о том, что это воскресение начинается уже сегодня: преображение нашего тела подготавливается уже сегодня «нашими отношениями с Иисусом в Таинствах, особенно в Евхаристии. Мы, питавшиеся в этой жизни Его Телом и Его Кровью, воскреснем как Он, с Ним и через Него. Как Иисус воскрес Своим телом, но не вернулся к земной жизни, так и мы воскреснем нашими телами, которые будут преобразованы в славные, духовные тела».

«Тело каждого из нас является отражением вечности, - сказал далее Святейший Отец, – поэтому к нему следует всегда относиться бережно, и прежде всего необходимо уважать и любить жизнь тех, кто страдает, чтобы они ощутили близость Царства Божьего, того состояния жизни, к которому мы идем».

Как мы воскреснем? Будет ли наше тело таким же, как сейчас?

Ответ на вопрос о нашем воскресении можно найти в Первом послании к Коринфянам: «Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших»(15,20). У нас будет тело, подобное Его телу, то есть больше не подчиненное потребностям этого тленного мира, но тело прославленное и преображенное --для жизни во славе, для жизни вечной.

Вот что говорит святой апостол Павел: «Но скажет кто-нибудь: как воскреснут мертвые? и в каком теле придут? Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело» (35-38). И еще: «Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе» (15, 42-43). «Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного. Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления» (15,48-50).

«Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (15, 51-53).

Мы прочитали утверждения апостола Павла, вдохновленные Святым Духом. Утверждения, но не описание. Однако ответ, данный Священным Писанием, ясен: наше тело воскреснет, но оно будет славным. А значит, оно не будет подчиняться более биологическим потребностям и пространственно-временным рамкам.

В том же, что касается идентичности нашего тела, то оно будет тем же самым, что и сейчас. Как писал святой Фома Аквинский, если бы оно не было тем же самым, то тогда нельзя было бы говорить о «воскресении».

Сам воскресший Иисус позволил к Себе прикоснуться. Святой Фома говорит в связи с этим: «Согласно его природе, к славному телу можно прикоснуться, однако в силу сверхъестественных особенностей к нему не может прикоснуться тело неславное. Поэтому святой Григорий утверждает: «Господь показал ученикам, что можно прикоснуться к Его телу, прошедшему через закрытые двери, чтобы показать: после Воскресения Его тело – такое же по своей природе, однако не такое же по своей славе».

Почему мы говорим «Аминь», завершая исповедание нашей веры?

Мы говорим АМИНЬ (то есть «да»), завершая исповедание нашей веры, потому что Бог предназначил нам быть свидетелями веры. Тот, кто говорит «Аминь», радостно и свободно соглашается с Божьим делом творения и искупления.

Древнееврейское слово «Аминь» относится к группе слов, которые означают как «вера», так и «прочность, достоверность и верность». «Кто говорит Аминь, тот ставит свою подпись» (св. Августин). Это безграничное «да» мы лишь потому можем сказать, что Иисус ради нас явил верность и надёжность в смерти и воскресении. Он Сам есть человеческое «да» всем Божественным обещаниям, также как Он есть окончательное «да» в ответ на любовь Бога к нам.

***
АМИНЬ
Слово «аминь» (от др. евр. aman – быть твёрдым, крепким, верным) используется в Ветхом Завете в значении «да будет так», чтобы подтвердить желание Божиего дела или присоединиться к прославлению Бога. В Новом Завете – чаще как утвердительное заключительное слово молитвы. Иисус использует его, чтобы подчеркнуть власть Своего слова.

***
См. также ККЦ 1061-1065

По материалам:

Знаю, во что верю
Радио Ватикана
Tags: FAQ о христианстве и католичестве, Библия, ККЦ, Символ веры, молитва, молитвы за усопших, религия, религпросвет, святые, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments