Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

6-я заповедь - Все про ЭТО ч. 2

Каковы существенные элементы христианского брака?

1. Единство: брак – это союз, который осуществляется в телесном, духовном и душевном единстве мужчины и женщины.

2. Нерасторжимость: брак существует до тех пор, «пока смерть не разлучит вас».

3. Открытость к деторождению: каждый брак должен быть открыт к рождению детей.

4. Забота о благе супруга.

Если один из супругов в момент заключения брака исключает какое-либо из перечисленных выше условий, таинство брака не осуществляется.

***
См. также ККЦ 2360–2361, 2397–2398.

Какой смысл имеет сексуальное общение в браке?

По воле Бога мужчине и женщине надлежит соединяться телесно и получать наслаждение, чтобы обретать всё более и более глубокую связь друг с другом в любви и из любви рождать детей.

Тело, наслаждение и эротическое удовольствие высоко ценятся в христианстве. «Христианство (...) считает, что материя – это добро, что Сам Бог однажды облёкся в человеческое тело, что нам будет дано какое-то новое тело даже на небесах и это новое тело станет существенной составной частью нашего счастья, нашей красоты, нашей силы. Христианство возвеличило брак больше, чем любая другая религия, и почти все величайшие поэмы о любви написаны христианами. Если кто-нибудь говорит, что половые отношения – зло, христианство тут же возражает» (К.С.Льюис). Однако наслаждение не является самоцелью. Когда супруги в поисках наслаждения замыкаются на самих себе и не открыты для возможности появления новой жизни, тогда наслаждение не соответствует сущности любви.

***
"Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением" (1 Тим 4, 4).

***
См. также ККЦ 2362-2367.

Какое значение в браке имеет ребёнок?

Ребёнок – это творение Бога и Его дар, который приходит в мир посредством любви его родителей.

Настоящая любовь не желает, чтобы пара замкнулась на самой себе. Любовь раскрывается в ребёнке. Ребёнок, который был зачат и рожден, не был «сделан»: он – не сумма родительских генов. Это совершенно новое, неповторимое, наделённое собственной душой творение Божье. Потому ребёнок не принадлежит своим родителям и не является их собственностью.

***
"Дети – благословение Бога".
Уильям Шекспир (1564–1616), великий английский поэт и драматург

***
"Каждый ребёнок драгоценен. Каждый ребёнок – творение Божие".
Мать Тереза

***
См. также ККЦ 2378, 2398.

Сколько детей должна иметь христианская семейная пара?

Христианская семейная пара имеет столько детей, сколько ей даровал Бог и за скольких она способна нести ответственность.

Все дети, которых дарует Бог, – это милость и великое БЛАГОСЛОВЕНИЕ. Это не значит, что христианская семья не должна думать о том, за скольких детей она способна отвечать, принимая во внимание свою экономическую и социальную ситуацию, а также состояние здоровья. Но если, «несмотря ни на что», появляется ребёнок, то он должен быть принят с готовностью и радостью и встречен с большой любовью. Уповая на Бога, многие христианские супружеские пары осмелились создать необычайно большие семьи.

***
См. также ККЦ 2373.

Может ли христианская пара регулировать рождаемость?

Да, христианские супруги могут и должны ответственно относиться к дару и привилегии самим даровать жизнь.

Иногда социальные, психологические и физические условия таковы, что новый ребёнок будет большим, почти нечеловеческим испытанием для семейной пары. Существуют чёткие критерии, которые должны учитывать супруги. Во-первых, регулирование
рождаемости не означает, что пара полностью исключает возможность зачатия. Во-вторых, рождению ребёнка нельзя препятствовать по эгоистическим основаниям. В-третьих, никакое внешнее принуждение не может быть для этого использовано (например, когда государство решает, сколько детей должна иметь семья). В-четвертых, это не означает, что для регулирования рождаемости допустимо применять любые средства.

***
См. также ККЦ 2368–2369, 2399.

Почему не все средства, препятствующие зачатию, одинаково хороши?

Допустимыми средствами регулирования рождаемости Церковь считает улучшенные методы самонаблюдения и ЕСТЕСТВЕННОГО ПЛАНИРОВАНИЯ СЕМЬИ. Они соответствуют достоинству мужчины и женщины, они уважают внутренние законы женского организма, они требуют чуткого и внимательного отношения друг к другу, и потому являются школой любви.

Церковь внимательна к сохранению природного порядка и усматривает в нём глубокий смысл. Поэтому Церкви небезразлично, становится ли женская плодность объектом манипуляций или же пара ориентируется на сменяющиеся периоды плодных и неплодных дней. Неслучайно последний способ называется ЕСТЕСТВЕННЫМ ПЛАНИРОВАНИЕМ СЕМЬИ: он экологичный, комплексный, здоровый и требует участия обоих супругов. При правильном использовании этот метод даже эффективнее, чем пилюли. В противоположность этому Церковь отвергает все искусственные способы контрацепции, – к ним относятся химические средства («пилюли»), механические средства (напр., презерватив, внутриматочная спираль и т.п.), хирургические
способы (стерилизация) – поскольку они отделяют сексуальный акт от его потенциала прокреации и манипулируют интимным единством мужчины и женщины, вторгаясь в него. Некоторые методы контрацепции могут подрывать здоровье женщины, оказывать абортивный эффект на ранних сроках беременности и в долгосрочной перспективе разрушать супружескую любовь.

***
ЕСТЕСТВЕННОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ СЕМЬИ – методы регулирования зачатий, использующие признаки цикличности репродуктивной системы женщины и знания об общей репродуктивной способности мужчины и женщины, для того чтобы спланировать беременность или же её избежать.

***
"Языку рождения, выражающему всецелое взаимное дарение супругов, контрацепция объективно противопоставляет другой язык, т.е. «не подарить себя другому полностью»: следствием этого является не только практический отказ от зачатия новой жизни, но также фальсификация внутренней истины супружеской любви, призванной дарить себя в личностной полноте".
Папа Иоанн Павел II, Апостольское обращение Familiaris consortio

Что может предпринять бездетная супружеская пара?

Те супружеские пары, которые страдают от бесплодия, могут принимать любую медицинскую помощь, которая не противоречит достоинству личности, святости таинства брака и не нарушает прав планируемого ребёнка.

Нет никакого абсолютного права на ребёнка. Каждый ребёнок – дар Божий. Супружеские пары, которые не получили этого дара, хотя и исчерпали все дозволенные медицинские средства, могут усыновить ребёнка, взять его под опеку или найти иной способ социального служения, например, заботиться о брошенных детях.

***
"Не забывайте, что в этом мире есть много детей, много женщин и мужчин, у которых нет того, что есть у вас, и убедитесь, что вы любите их тоже, до боли".
Мать Тереза

***
См. также ККЦ 2375, 2379.

Как Церковь относится к суррогатному материнству и искусственному оплодотворению?

Содействие зачатию ребёнка с использованием науки и медицины допустимо при условии, что вследствие вмешательства третьего лица родительство не отделяется от супружества, а также, что зачатие не достигается техническим путем вне сексуальной близости супругов.

Из уважения к человеческому достоинству Церковь отвергает гомологическое и гетерологическое осеменение. Каждый ребёнок наделён от Бога правом иметь отца и мать, знать своих родителей и по возможности расти в атмосфере их любви. Искусственное осеменение с использованием донора (гетерологическое осеменение) разрушает дух брака, в котором мужчина и женщина имеют право стать отцом и матерью только благодаря друг другу. Но и при использовании гомологического осеменения (семенем собственного мужа) ребёнок становится продуктом технического прогресса, а не плодом интимного единения супругов в любви. А когда ребёнок рассматривается как продукт, сразу возникает циничный вопрос о качестве продукта и гарантии на него. Церковь отвергает также и преимплантационную генетическую диагностику (ПГД), которая выполняется с целью уничтожения «несовершенных» эмбрионов. В свою очередь, и суррогатное материнство (когда искусственно зачатый плод имплантируется в тело посторонней женщины) противоречит человеческому достоинству.

***
См. также ККЦ 2374–2377.

Что такое прелюбодеяние?
Допустим ли развод?


Под прелюбодеянием подразумевается интимная связь между двумя партнёрами, когда по меньшей мере один из них состоит в браке с другим лицом. Прелюбодеяние – это предательство любви, разрыв заключённого перед Богом союза и несправедливость по отношению к ближнему. Сам Иисус ясно указал на нерасторжимость брака: «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мк 10, 9). Тем самым Христос отменил допустимый в Ветхом Законе развод, призывая к соблюдению изначальной воли Творца.

Смысл этой воодушевляющей вести Христа таков: «Вы, дети Отца Небесного, способны любить на протяжении всей жизни». Однако это совсем непросто – оставаться всю жизнь верным одному человеку. Людей, чей брак распался, нельзя осуждать. Но те христиане, которые легкомысленно идут на расторжение брака, берут на себя грех. Они согрешают против любви Божьей, которая проявляется в браке. Они совершают грех по отношению к оставленному супругу и оставленным детям. И, тем не менее, верный супруг может покинуть семейный очаг, если жизнь в браке стала невыносимой. В случае крайней необходимости дело может дойти до гражданского расторжения брака. В обоснованных случаях Церковь может рассмотреть вопрос о недействительности заключенного брака.

***
"Верность – она или везде абсолютная, или её совсем нет".
Карл Ясрерс (1883–1969), немецкий философ и психолог

***
"В ошибочном понимании свободы лежит корень кризиса брака и семьи".
Св. Иоанн Павел II.

***
"Одобренный и завершённый брак не может быть расторгнут никакой человеческой властью и ни по какой причине, кроме смерти".
Кодекс канонического права, канон 1141.

***
См. также ККЦ 2353, 2364–2365, 2382–2384.

Почему Церковь против браков без венчания?

Для католиков не существует брака без церковного венчания, посредством которого Сам Христос входит в союз мужчины и женщины и щедро одаряет супружескую пару милостью и благодатными дарами.

Иногда старшее поколение предостерегает молодых от того, чтобы клясться «навеки и в подвенечном платье». Но в таком случае брак – это всего лишь поспешное слияние капиталов, перспектив и добрых намерений, без принятия на себя «невыполнимых» обязательств. Но христианский брак – это не игра, а вели чайший дар, приготовленный Богом для двух любящих. Мы даже не можем себе представить, насколько глубоко Сам Господь связывает супругов. Иисус Христос, Который сказал: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин 15, 5), – постоянно присутствует в таинстве Брака. Он является Любовью в любви венчающихся. Его сила присутствует в браке даже тогда, когда силы любящих, кажется, иссякли. Поэтому таинство Брака – это нечто гораздо большее, чем просто клочок бумаги. Это таинство можно сравнить с подготовленным Богом автомобилем, которым жених и невеста могут воспользоваться, чтобы с Божьей помощью достичь реализации своих желаний, зная, что для этого их автомобиль снабжен достаточным количеством горючего. Сегодня, когда многие говорят, что нет ничего предосудительного в том, чтобы вступать в ни к чему не обязывающие добрачные или внебрачные сексуальные отношения, Церковь призывает давать этому общественному давлению чёткий и решительный отпор.

***
"Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого" (Мф 5, 37).

***
"Я, N., беру тебя, N., в жёны (в мужья) и обещаю тебе хранить верность в счастии и в несчастии, в здравии и в болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей".
Формула таинства Брака, которая произносится женихом и невестой во время венчания


***
См. также ККЦ 2390–2391.

ВОПРОС:
Почему Церковь не одобряет использование презервативов как метода барьерной контрацепции – ведь при этом не происходит оплодотворения и зачатия и половые клетки гибнут порознь – как и при разрешаемом Церковью так называемом «календарном методе», при котором человек сознательно допускает и «разрешает» их гибель только с целью получения сексуального удовольствия, явно осознавая (и даже желая) возможность контакта без цели зачатия? Не одно ли и то же оба метода по сути? Нет ли здесь «двойных стандартов»?


ОТВЕТ:
Использование любой, в том числе барьерной, контрацепции радикальным образом отличается от методов естественного планирования, таких как календарный. Искусственное предупреждение беременности заключается в том, что супруги для избежания зачатия предпринимают какие-либо действия в предвидении, во время или в ходе развития естественных последствий супружеского акта. То есть супружеский акт прекращает быть открытым к зачатию. При естественном планировании не происходит никакого искусственного вмешательства в супружеский акт. Супруги не предпринимают ничего, чтобы лишить супружеский акт открытости к зачатию. Если зачатия не может произойти по физиологическим причинам, то они не совершают греха. Если следовать логике тех, кто считает недопустимым для супругов соединяться в неплодные дни, то следовало бы вступать в интимные отношения только для зачатия и избегать их в любых ситуациях, когда зачатие невозможно. Однако соединение супругов в неплодные дни, во время беременности женщины или в период менопаузы, или при полном бесплодии одного из них, не является нравственно недопустимым, поскольку брак предназначается не только для деторождения, но и для блага самих супругов.
В прошлой передаче мы говорили об ответственном родительстве, которое лежит в основе естественного планирования. Супруги по уважительным причинам могут на какое-то время отложить рождение очередного ребенка, прибегая к периодическому воздержанию от супружеского акта. Естественные методы и заключаются в этом периодическом воздержании, то есть временном отказе от супружеского акта, - а не в его искусственном обеспложивании, как при любом виде контрацепции. По сути, контрацепция – это когда человек создает искусственное бесплодие полового акта. При естественном планировании человек не создает искусственного бесплодия. В дни же естественного бесплодия супружеские отношения допустимы.
Автор вопроса справедливо замечает, что цель, поставленная супругами при естественных методах планирования, может приближаться к цели, поставленной контрацепцией. Как писал Папа Иоанн Павел II, иногда супруги прибегают к таким методам неоправданно, избегая деторождения или сводя его к минимуму, в то время как состояние здоровья супружеской пары, психологические, социальные и экономические условия и другие обстоятельства позволяют им иметь большее количество детей.
Методы естественного планирования семьи, основанные на определении плодных и неплодных дней женского цикла, не имеют ничего общего с контрацепцией, то есть намеренным лишением супружеского акта его детородного аспекта. Естественное планирование отличается от контрацепции как намерениями, так и используемыми методами. Намерениями – потому, что искусственная контрацепция имеет целью лишить супружеский акт его плодородной функции, в то время как естественное планирование не включает такого намерения. Естественные методы никоим образом не нарушают замысла Бога, поскольку они не препятствуют полной взаимной отдаче супругов, - чего не происходит в случае прерванного акта, механической или химической контрацепции, когда акт единения супругов намеренно искажается искусственным вмешательством, создающим искусственное бесплодие супружеского акта. Кроме того, контрацепция содействует тому, что человек и не пытается властвовать над собственными инстинктами, - тогда как методы распознавания плодности и использование неплодных дней для супружеского единения учат супругов уважать ритмы друг друга и господствовать над своими желаниями во имя ответственного родительства.

ВОПРОС:
Позволяет ли Новый Завет планирование семьи?


ОТВЕТ:
Библейские основания планирования семьи мы находим прежде всего в Ветхом Завете, где Бог в словах «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею» (Быт 1,28) выражает Свою волю, Свой замысел относительно человека, первое задание, данное первым людям. С момента грехопадения человек постоянно пытается планировать по-своему, строить свои собственные планы, не соответствующие замыслу Бога, хотя часто выдаёт их именно за планы Божии, за волю Бога.
С другой стороны, планирование само по себе вовсе не означает непременного нарушения планов Божиих. И хотя не всем нашим планам предстоит осуществиться – если они не соответствуют воле Бога или Его попущению, - то планирование вносит в нашу жизнь определенный порядок. Первоначалом любого порядка, в противовес хаосу, является Бог. Поэтому приведение нашей жизни в соответствие с планами Бога и есть то планирование, которое приемлемо и необходимо для каждого христианина.
Плодородие является даром и целью брака, поскольку супружеская любовь по своей сути стремится к деторождению. Поэтому всякий супружеский акт должен быть открытым для передачи жизни. Это учение, постоянно излагаемое в Учительстве Церкви, основано на признании неразрывной связи между объединяющим и воспроизводящим аспектами супружеского акта.
Передавая жизнь, супруги приобщаются к творческому могуществу и отцовству Бога. Супруги – как бы сотрудники Бога Творца, поэтому они должны исполнять эту обязанность с человеческой и христианской ответственностью, гласит пастырская конституция «Радость и надежда» Второго Ватиканского собора. Планирование семьи - аспект этой ответственности. При наличии обоснованных причин супруги могут отложить время рождения своих детей. Но они должны испытать себя и убедиться, что такое желание не продиктовано эгоистическими побуждениями, а является проявлением ответственного родительства. В контексте ответственного отцовства и материнства супруги могут прибегать к периодическому воздержанию или использованию периодов неплодности, которые определяются посредством самонаблюдения. Применение таких методов – методов т.н. естественного планирования семьи – не противоречит новозаветной нравственности и основано на взаимном уважении супругов, а также на подлинной свободе. Однако недопустимы никакие действия, которые предпринимаются в предвидении, во время или после супружеского акта для того, чтобы воспрепятствовать зачатию или развитию естественных последствий супружеского акта. Применение любых видов контрацепции несовместимо с христианским учением о браке. Искусственное предупреждение беременности и естественное планирование – это выражения совершенно разного понимания человека и его сексуальной сферы.
Методы естественного планирования семьи, основанные на определении плодных и неплодных дней женского цикла, не имеют ничего общего с контрацепцией, то есть намеренным лишением супружеского акта его детородного аспекта. Естественное планирование отличается от контрацепции как намерениями, так и используемыми методами. Намерениями – потому, что искусственная контрацепция имеет целью лишить супружеский акт его плодородной функции, в то время как естественное планирование не включает такого намерения. Естественные методы никоим образом не нарушают замысла Бога, поскольку они не препятствуют полной взаимной отдаче супругов, - чего не происходит в случае прерванного акта, механической или химической контрацепции, когда акт единения супругов намеренно искажается искусственным вмешательством, создающим искусственное бесплодие супружеского акта. Кроме того, контрацепция содействует тому, что человек и не пытается властвовать над собственными инстинктами, - тогда как методы распознавания плодности и использование неплодных дней для супружеского единения учат супругов уважать ритмы друг друга и господствовать над своими желаниями во имя ответственного родительства.
Однако и при использовании методов распознавания плодности могут быть злоупотребления. Как писал Папа Иоанн Павел II, иногда супруги прибегают к ним неоправданно, избегая деторождения или сводя его к минимуму, в то время как состояние здоровья супружеской пары, психологические, социальные и экономические условия и другие обстоятельства позволяют им иметь большее количество детей.
«Честный способ регуляции рождаемости, - пишет Павел VI в энциклике Humanae Vitae, - предполагает прежде всего, чтобы муж и жена твердо придерживались истинных ценностей семейной жизни и чтобы они стремились добиться совершенного владения собой. Господство над инстинктами с помощью разума и свободной воли, несомненно, требует аскетической практики, чтобы чувственные проявления супружеской жизни подчинялись правильному порядку, в частности, в отношении периодического воздержания. Эта дисциплина чистоты далека от нанесения вреда супружеской жизни, более того, она придает ей более высокую человеческую ценность. Хотя это требует постоянных усилий, под её благотворным влиянием муж и жена полностью развивают свои личности, духовно обогащаясь. Такая дисциплина приносит плоды безмятежности и мира в семейную жизнь, позволяя решать другие проблемы; она помогает супругам быть внимательными друг к другу, преодолевая эгоизм - врага подлинной любви, и укрепляет их чувство ответственности».
А что можно считать большим новозаветным основанием для этой концепции, как не подлинную любовь и свободу: любовь, выражающуюся в полной взаимной отдаче себя супругов, и свободу, проявляющуюся в самообладании, в способности выйти из-под власти собственных желаний и инстинктов?

Врач-гинеколог Джон Биллингс, разработавший знаменитый «метод овуляции Биллингса», который после него был неоднократно усовершенствован и стал основой для все более точных методов распознавания плодности, в своей статье «Естественное планирование семьи и контрацепция. В чем разница?» определяет суть методов естественного планирования таким образом: «Они зависят от того факта, что женщины не являются плодными в течение большей части своей репродуктивной жизни. Бог создал женщин так, что их плодные периоды разделены длительными периодами неплодности». Эти методы «естественны» потому, что они не предполагают никакого химического или механического вмешательства при завершенном супружеском акте.
Итак, основное новозаветное основание естественного планирования заключается в том, что в сердце каждого человека вписан нравственный закон, который находит полноту и единство во Христе. Закон – это дело Божественной премудрости и упорядочение разумом. Как мы уже говорили в начале этой передачи, разум, уподобляющий нас Законодателю – Богу, побуждает нас «планировать», то есть приводить наши хаотичные, нарушенные грехопадением планы, в соответствие с планами Творца. И деторождение – существенная часть этого замысла, к которой мы также должны подходить ответственно, не нарушая при этом естественного порядка. Еще раз повторим, что речь может идти только о естественном планировании, поскольку искусственное регулирование рождаемости противоречит нравственному закону и исключает Бога из жизни человека: супружеская пара ставит себя на Его место, подавляя естественные последствия супружеского акта, установленного Богом не только для единения супругов, но и для продолжения рода.

ЭКО с использованием донора: что по этому поводу говорит Католическая Церковь

Тема искусственного оплодотворения с использованием донора и тесно связанный с ней вопрос анонимности донорства в последнее время актуальны для многих стран, в которых эта форма репродуктивной технологии уже узаконена или которые только собираются ввести её в законодательство – как, например, Италия. Вопрос анонимности донора вызывает дебаты не только среди верующих. Взгляд Католической Церкви на вспомогательные репродуктивные технологии изложил для наших слушателей президент на покое Папской академии защиты жизни монсеньор Элио Сгреччиа.

Чтобы вспомогательная технология была нравственно допустимой, необходимо соблюдение трех условий. Во-первых, она не должна вести к гибели человеческих существ, в данном случае эмбрионов. Во-вторых, должна сохраняться структура семьи, то есть рождающиеся дети должны быть плодом акта любви между отцом и матерью. И третье условие: отцом и матерью ребенка могут быть только супруги, то есть в этот процесс не должен вмешиваться никто посторонний. Искусственное оплодотворение с участием донора разрывает единство семьи, поскольку ребенок является плодом донорства либо яйцеклетки, либо сперматозоида, чуждых супружеской паре. Но и в отношении искусственного оплодотворения без участия донора Церковь высказывает отрицательное суждение, потому что оно представляет собой технологию, заменяющую супружеский акт. Таким образом, нравственная оценка ЭКО всегда отрицательна, даже если оно производится с использованием гамет одних только супругов. В данном случае все равно нарушается творческий замысел, естественный для супругов.

Церковь не является противницей использования технологий и медицинских достижений для содействия деторождению, если они соответствуют вышеперечисленным условиям моральной допустимости. Эти условия соответствуют благу рождающегося человека, равно как и благу самой супружеской пары и всего общества. Прежде всего это благо нарушается гибелью эмбрионов, что является формой аборта. Этому благу противоречит и разобщение единства супругов, когда в деторождении участвует третье лицо. Благу ребенка и единству супружеской пары противоречит и тот факт, что рождение ребенка отчуждается от родителей и происходит в лаборатории.

Затем, встает вопрос о целесообразности соблюдения анонимности донора. И наука, и право могут утверждать, что соблюдения права ребенка знать своих биологических родителей достаточно для того, чтобы считать такую форму ЭКО этически приемлемой. Но для Церкви это звучит неубедительно. «Ты не полностью наш, но один человек дал свой сперматозоид»: это вряд ли будет для ребенка большой помощью, но, скорее, привнесет смятение в его осознание самого себя. Кроме того, подобное открытие может побудить на поиски биологического родителя, что нарушит и узы, созданные супружеской парой, получившей этого ребенка. Поэтому рассказать ребенку о том, кто его «подлинные» родители, недостаточно. Надо заметить, что в странах, где легализовано искусственное оплодотворение с использованием донора, законодательство пошло разными путями, сохраняя или, наоборот, запрещая сохранение анонимности, - но все-таки есть тенденция не сохранять анонимность. Закон стал меняться в эту сторону в Австрии, Германии, Нидерландах, Швеции, в Новом Южном Уэльсе. Правоведы в этих странах утверждают, что дети имеют право знать своих настоящих родителей, в то время как анонимность донора может привести к «безответственному родительству», своеобразному «памятнику неизвестному отцу и неизвестной матери», что воспрепятствует самоидентификации ребенка. Некоторые же страны используют это убеждение для того, чтобы притормозить распространение гетерологического оплодотворения. Согласно статистике, в тех странах, где анонимность донора была изъята из законодательства, все меньше пар стали прибегать к такой форме ЭКО.

Мы задали монсеньору Сгреччиа вопрос, что же делать супружеской паре, которая не может зачать, но и не хочет отступать от нравственных критериев Церкви?
В случае непреодолимого бесплодия, не поддающегося никакой нравственно допустимой терапии, включающей фармакологическое и хирургическое лечение, когда врачи констатируют абсолютную невозможность восстановить плодность супружеской паре, следует рассматривать перспективу усыновления, - разъяснил монс. Элио Сгреччиа, президент на покое Папской академии защиты жизни.

По материалам:

Знаю, во что верю
Радио Ватикана
Tags: FAQ о христианстве и католичестве, Библия, ЕПС, ККЦ, дети, заповеди, история, наука, религия, семья, статьи, таинства, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments