Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

О трудностях с молитвой

Хорошо ли я молюсь? ( О. Анри Мартен)

Многим кажется, что если у них не получается молиться сосредоточенно, ревностно, с глубокими переживаниями, то такая молитва ничего не стоит, и лучше отложить её до другого раза.

Точно так же многим кажется, что если они больше не испытывают к своему супругу таких же чувств, как тогда, когда были влюблены, то брак их больше ничего не стоит, любовь ушла, и не худо было бы попробовать с кем-нибудь ещё.

Между тем, любовь это не чувства, а процесс, который может сопровождаться какими-то особенными чувствами, а может и не сопровождаться, но любовью из-за этого он быть не перестаёт, пока продолжает длиться.

И точно то же самое с молитвой. Не так важно, что ты чувствуешь, когда ты молишься; важно, чтобы ты молился. Или иначе: прежде, чем быть ревностной, углубленной, сосредоточенной, молитва должна просто БЫТЬ. Иначе она не будет никакой.

Хорошо, но многого ли будет стоить такая «механическая» молитва? – Да, многого. Подчеркну: такая молитва, именно такая, вынужденная, механическая, рассеянная, стоит очень и очень много. Потому что когда ты молишься увлеченно, сосредоточенно, горячо, ты молишься не только ради Бога, но и ради себя: тебе хорошо, тебе интересно, тебя захватывает – а молитва способна увлечь и захватить, как ничто другое на земле. Но когда ты молишься через силу, через пень-колоду, с пятого на десятое, именно тогда ты молишься исключительно по вере, а значит, исключительно ради Бога, и Бог это ценит. Потому что именно такая убогая молитва это то, что МЫ даём Богу: что ещё мы можем Ему дать, кроме своего убожества? – А Он в ответ даёт нам всё остальное. В том числе сосредоточенность и вдохновение в молитве.

И ни в коем случае не надо считать такую «принудительную» молитву неискренней. Она как раз самая искренняя, поскольку никаких других мотивов, кроме мотива угождения Богу, исполнения воли Божией, у тебя в этом случае нет.

«Да, Боже, я сейчас вовсе не хочу молиться, я бы гораздо более охотно смотрел телевизор или просто валялся на диване, но Ты хочешь, чтобы я молился, и я готов исполнить Твою волю. А уж как там это у меня получится, зависит больше от Тебя, чем от меня».

Понимаешь, ты как сеятель, твоё дело бросать семена – слова молитвы. А уж как там дождь пойдёт, как солнце взойдёт, не от тебя зависит. Но сеять ты должен, иначе, откуда взяться урожаю?

– А если я не знаю, как молиться, если я не знаю никаких молитв?..

– Не беда! Ведь христианская молитва это не какая-то магическая практика, которая требует особых умений, навыков и формулировок. И ты не на утреннике выступаешь, чтобы чётко и с выражением прочитать стишок. С Богом надо просто разговаривать, как ты бы разговаривал с отцом, с другом, даже с начальником, но таким, которого уважаешь и которому доверяешь. Молитва это разговор, прежде всего. Каждый, кто умеет разговаривать, умеет и молиться.

Можно, конечно, говорить по готовым образцам, из которых самый лучший – молитва «Отче наш», которой научил Своих Апостолов Сам Иисус Христос. Со временем ты освоишь и другие – их много накопилось в сокровищнице Церкви, жизни не хватит, наверное, чтобы всех их проговорить. Но это и не обязательно. Самая лучшая молитва это не молитва по образцу, но та, которая свободно изливается из сердца – впрочем, и для такой молитвы образец может быть подспорьем, а не помехой.

Здесь поначалу самый главный фактор – время. «Качество» молитвы от тебя не зависит, а вот время, которое ты посвятишь молитве, уже зависит от тебя. Так вот, молитва должна занимать не менее одного часа в сутки – в несколько приёмов, разумеется. Вот первая задача, которую ты должен перед собой поставить: я должен проводить в молитве в сутки хотя бы один час.

Чем этот час заполнить? – Любыми доступными тебе молитвами. Возьми молитвенник, читай оттуда всё подряд или то, что больше нравится. Читай псалмы, читай литании, осваивай Розарий. И так далее. И не забывай наряду с этим говорить «от себя», своими словами.

А как же всё-таки быть с рассеянностью, неохотой, невниманием? – Не бояться и делать.

Но не бояться их – это одно, а мириться с ними – совсем другое. Не молиться из страха рассеянности и невнимания это всё равно, что не ходить на кухню из страха, что там тараканы. Бояться тараканов не следует, но и мириться с ними не стоит. Не гоняться за каждым тараканом с молотком, но тихонько подсыпать им порошок. Не бороться с рассеянностью в рукопашную, но смиренно просить о сосредоточенности у Бога.

Да, как и обо всём хорошем, надо просить об этом Того, у Кого оно есть. Бога просить о даре молитвы. Так сказать, «заинвестировать» свою сегодняшнюю жалкую, убогую, кратковременную молитву в то, чтобы она углублялась и возрастала. Прирост от этой инвестиции несравним ни с какими земными капиталовложениями. Даже самое время, посвящённое молитве, окупается сторицей: каждый, кто начинал молиться достаточно долго, с изумлением убеждался, что чем больше он молится, тем больше у него остаётся времени на всё остальное! Это чудо доступно каждому; оно доступно и тебе. Попробуй!

Источник: Католический Медиа-Центр

Ты жалуешься, что не чувствуешь любви Иисуса и тебе трудно молиться?
=================================

Какая-то часть твоей души очень рано оказалась заброшенной. Это тот кусочек твоего «я», который никогда не ощущал себя полностью принятым. Он полон тревоги и страхов. Тем временем ты вырос, усвоив разные стратегии выживания. Но сейчас ты стремишься к целостности. Поэтому тебе нужно привести домой когда-то тобой оставленную часть себя. Задача эта нелегка, потому что ты стал довольно важной персоной, и испуганный кусочек твоей души не знает, будет ли ему безопасно с тобой. Твое взрослое «я» должно умалиться, как дитя, и проявить радушие, ласку и заботу, чтобы мятущаяся часть твоей души смогла вернуться и ощутить себя дома.

Ты жалуешься, что не чувствуешь любви Иисуса и тебе трудно молиться. Но Господь обитает именно в том уголке твоей души, который напуган и отвержен. Когда ты подружишься с этой частью себя и узнаешь, как она хороша и красива, ты увидишь в ней Иисуса. Он в тебе там, где ты наиболее человечен и слаб, где ты в наибольшей степени «ты». Вернуть домой испуганный кусочек своей души, значит ввести в дом Христа.

Пока ты не принимаешь этой ранимой части своего «я», она остается так далеко, что ты даже не можешь разглядеть ее истинной красоты и мудрости. Без нее ты не можешь по-настоящему жить, а способен лишь влачить существование.

Постарайся, чтобы твое маленькое пугливое «я» было всегда рядом с тобой. Это будет нелегко, потому что сначала тебе придется жить, осознавая, что самой глубинной, самой подлинной части твоего «я» еще нет дома. А ее так легко спугнуть. Когда эта самая сокровенная часть твоей души еще не ощущает себя в тебе надежно и привольно она продолжает искать других – тех, кто готов предложить ей реальное утешение, пусть и временное. Но чем больше ты уподобишься ребенку, тем меньше ей понадобиться искать приют на стороне. Твое ранимое «я» сможет ощутить, что его настоящий дом – в тебе.

Запасись терпением. Когда тебе одиноко – побудь со своим одиночеством. Не позволяй своей пугливой душе бежать от тебя. Позволь ей научить тебя мудрости: пусть она расскажет, что можно жить полной жизнью, а не выживать. Придет время, и ты станешь един с нею. Тогда ты откроешь, что Иисус живет в твоем сердце, отвечая на все его нужды.

Генри Нувен Внутренний голос любви

Ссылка
Tags: via dolorosa, молитва, размышления о вечном, религия, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments