Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

Categories:
  • Mood:

Про оскорбление чувств верующих

В последнее время очень много обсуждают эту тему, и мне вспомнились случаи, когда друзья-знакомые, с кем мы долгое время не виделись и почти не общались, очень смущались, узнав, что я верующая, и говорили, что не знают, как общаться, чтобы не сказать и не сделать что-нибудь не то.
В связи с этим новым законом наверняка еще не один раз предстоит с этим столкнуться. И хочется сказать, что вообще-то воспитанному человеку, который умеет держать себя в обществе, нанести ужасное оскорбление чувствам верующих, тем более непреднамеренное, практически невозможно. Адекватный верующий человек не станет обижаться на незнание каких-то фактов и норм поведения, на «неудобные» с чьей-то точки зрения вопросы. Он расскажет, что знает, и ответит, как может, и вполне с удовольствием. А воспитанному человеку, наверное, не надо объяснять, что всегда следует держаться уважительного тона. Да даже если что не то и сказал, то верующий просто объяснит, что так негоже выражаться об этом, если на самом деле не хочешь кого-то обидеть. Но таких вещей все-таки немного. К ним относится, например, намеренное, подчеркиваю, намеренное принижение ценностей, которые разделяют верующие, намеренное пренебрежительное высказывание о том, что свято для верующих, преднамеренная порча и осквернение священных предметов и т.п. А главное – продолжение неподобающего поведения после того, как на него указали. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно заглянуть в интернет, где тусуются подростки, у которых модно оскорблять все церковное. Там кощунств хватает и в вопросах, и в комментариях к ним. Или же тот злополучный видеоролик, где какой-то странный человек додумался осквернять украденные из храма освященные гостии.
И в конце-концов, реальный спрос есть только с того, кто знает и четко понимает, что делает, и все равно на это идет. Но даже это не значит, что его следует побить за это камнями. Нужно лишь пресечь гадкое деяние, не более – попросить не выражаться в подобном тоне в своем присутствии или в присутствии других верующих, выкинуть из храма горлопана, требовать удаления с сайта кощунственных материалов или закрытия оскорбляющей нравственность выставки, но исключительно законными и цивилизованными методами, которые не противоречат христианской морали. Уголовное преследование адекватно лишь в случаях, когда есть реальное преступление. Странно было бы думать, что не по-христиански требовать найти и наказать тех же убийц священников или похитителей и разрушителей церковных материальных ценностей, кража и убийство они и в Африке таковы.
Возвращаясь к началу, скажу, что никаким оскорблением и кощунством не является противоположная точка зрения, несогласие с мнением и прочие права и свободы человека, не задевающие права и свободы другой стороны. В общем, нечего боятся кого-то оскорбить тому, кому с детства привили хоть малейшее понятие о такте и уважении к чувствам другого. Да и потом верующие люди ведут, в целом, тот же образ жизни – учатся, работают, создают семьи и воспитывают детей, путешествуют, занимаются творчеством и имеют разные увлечения. Отличие состоит лишь в том, что на многие вещи они смотрят под другим углом, принимая решение, руководствуются иной системой ценностей и существуют в иной системе координат, но это опять же не выходит за рамки того, что всякий имеет право на собственную точку зрения по разным вопросам. Почему-то разные политические взгляды не являются чем-то страшным, а тут сразу появляется напряжение какое-то. Уважая взгляды друг друга и человеческое достоинство друг друга, верующий и неверующий прекрасно уживутся. В конце-концов, проблемы появляются лишь тогда, когда у одной из сторон есть намерение возвыситься, и она для этого начинает принижать другого. Все-таки есть разница между «ты дурак» и «я с тобой не согласен», и умному человеку это вполне очевидно. Есть разница и между «я не буду этого делать, потому что для меня это неприемлемо, и тебе не советую» и «ты урод, и я за это тебя размажу и уничтожу».
И вообще быть верующим и жить по вере вовсе не означает, что надо облачиться в серый мешок, выкинуть современную технику, порвать все социальные связи, кидаться с ненавистью на некрещеных и представителей других религий, забыть обо всем мирском, а главное о радости и лишь молиться, поститься и читать духовную литературу. Нет, такие люди тоже встречаются, конечно, но это отнюдь не то, что Церковь велит всем и каждому, это их личные комплексы и заблуждения, не более.
То, что верующие любят обсудить разные вопросы нравственности и духовности, это правда, но это не значит, что у них нет иных тем для разговора. Следовательно, вопрос о том, как же именно общаться и о чем разговаривать, даже не стоит ставить. Ровно так же, как и с другими. Вторая голова и пара дополнительных ног или рук от хождения в храм не отрастают. Появляются лишь новые убеждения, которые адекватный верующий должен быть готов воплощать в жизнь и при необходимости отстаивать и даже идти на жертвы. Все это личный выбор, который не предполагается навязывать. Но его нужно быть готовым принимать и уважать, иначе опять выйдет свобода в одну сторону.
В семье верующих есть определенный уклад, который порой разительно отличается, но в собственном доме они имеют полное право его придерживаться, даже если пришли гости. Разве что сделать некоторую «поправку на обстоятельства». Скажем, у нас в семье таки принято не отступать от обычая кратко молиться перед едой и после, несмотря на то, что в гостях неверующие или нецерковные. Кто-то считает возможным присоединиться к молитве, кто-то нет, но мы и не настаиваем, просто для нас важно сохранение этого уклада при любых обстоятельствах, особенно когда имеются дети – хуже нет примера для них, если веру вдруг начинают прятать, смотря по ситуации. А те же молитвенные часы, если у нас гости, мы соблюдаем только тогда, когда они точно не против без смущения к нам присоединиться, но мы и сами знаем, с кем это уместно, а с кем нет, так что тут проблемы не стоит. Потому поход в гости в наш дом мало чем будет отличаться от похода по другим домам – мы найдем, чем занять гостей вне зависимости от их убеждений, так как понятия о том, что непозволительно делать верующим, в мире порой сильно преувеличены.
Вне дома и храма поведение верующих тоже мало отличается от поведения просто воспитанного человека в общественном месте. Внешнее выражение веры может проявляться, но в незначительном количестве жестов, которые вряд ли могут сильно кого-то напрячь, тем более если делаются не нарочито напоказ. Я не отказываюсь от привычки молиться перед едой, но если я не дома и лишь одна в компании, кому это необходимо, то, естественно, я не делаю это громко вслух, а лишь про себя. А быстрое крестное знамение вряд ли кого-то может напугать. Тихо вслух мы можем помолиться только тогда, когда нас много, и то, не привлекая особого внимания соседей. Бывает, что если слышу звон колоколов или просто нахожусь в таком настроении, могу перекреститься, проходя мимо храма. Тоже вряд ли кого-то это может напрячь. Если мы собрались компанией из храма и идем по улице или сидим в парке, то иногда можем молиться по четкам, но тихо и, конечно, стараясь не загораживать проход и никому не мешать. Когда кто-то играется в айфоны или распивает пиво на лавочке, то это никого не удивляет, так и тут не надо удивляться, если вдруг увидели – сидим себе и никого не трогаем же. Собственно, почти все, что может проявиться внешне. То, что верующие не матерятся, не разбрасывают мусор, не распивают алкогольные напитки, где попало и как попало – не показатель, многие неверующие ведут себя так же. В разговорах религиозные темы могут всплывать, но нарочито переводят на них, пожалуй, лишь новообращенные и фанатики. А так, почему бы и не обсудить, если к слову пришлось и никто не против? Обычное человеческое общение – переходим себе с темы на тему, когда это представляет интерес для всех. Ну обсудили, скажем, вопрос о том, надо или не надо покрывать голову платком женщинам в храме, а потом перешли на новый фильм, который вчера посмотрели, потом на то, какие у кого планы на выходные… В общем, ничего из ряда вон выходящего. Общение как общение.
Я не сторонница того, чтобы громко молиться в замкнутом помещении, переполненном посторонними людьми, которых это может смущать и раздражать, не сторонница того, чтобы рассуждать обо всем, выставляя напоказ свою «духовность и религиозность», в моей сумке может лежать как дешевый иронический детектив для легкого чтива, так и труд какого-нибудь святого, сборник стихов или научно-популярная книга о различных теориях происхождения жизни на Земле. Если меня спросят, соблюдаю ли я пост, то скажу честно, да или нет, но меня не смущает то, что другие его не могут или не хотят соблюдать, а потому в кафе можно себе заказывать блюда без всякой оглядки на мои пищевые привычки, не опасаясь меня обидеть или раздражать. Я не молюсь сутками и не сижу лишь на хлебе и воде, а потому вполне не против пойти встретиться с друзьями, в музей или пригласить кого-нибудь в гости на пироги и поиграть в настольные игры. Так что реакция знакомых меня порой удивляет. Мы разве зачумленные какие? Большинство прихожан храма молодого и среднего возраста ведут примерно такой же образ жизни, в котором я, хоть лопни, не могу найти чего-то страшного и напрягающего для других. Старушек не берем в расчет – у них уже порой необратимые возрастные изменения. Но наши, кстати, довольно мирные, не грызут никого.
Итого, не стоит опасаться оскорбить чувства верующих, если вы представляете, что означает вести себя сообразно человеческому достоинству, а не как существо, которое едва тянет на звание человекообразного. А если кто-то, называющий себя верующим, вдруг напустился на вас из-за какого-то пустяка, то просто отойдите себе от него подальше – ну чего взять с него, если с психикой не очень в порядке? Всякие люди могут попасться, конечно, но это действительно или новообращенные, или малообразованные в плане катехизации, или же просто немного больные на голову и элементарно невоспитанные. От пьяных и городских сумасшедших же все просто стараются держаться подальше, так и тут просто не надо вступать с ними в тесный контакт, и всем будет спокойнее.
Чем обернется новый закон, я представляю мало. Уж больно не радуют тенденции в обществе, так что вряд ли чем хорошим – у нас не умеют толковать и применять законы адекватно. При хорошем раскладе в цивилизованной стране, пожалуй, мог бы быть и полезен, но отнюдь не в качестве «полиции мыслей», как это намечается у нас. Закон про разжигание межрелигиозной розни уже есть. В этом качестве он нужен, но зачем повторяться, если и так есть уже подобный закон?
Но мне было интересно разобрать не аспекты законодательства, а именно бытовое взаимодействие в повседневной жизни. Все гораздо проще, чем порой думают. Так что не надо усложнять ничего, а то верующие и впрямь смутиться могут. Кому приятно, когда на тебя смотрят так, будто у тебя на лбу рога отрастают? Общение стоится лишь на уровне «человек-человек», «личность-личность» не больше, но и не меньше. Если чего-то не знаешь, что-то смущает и прочее, то на то нам и дан язык, чтобы сказать об этом. За спрос уж точно денег не берут.
Tags: Россия, жизнь, мысли, наблюдения, политика, религия, семья, традиции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments