Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

Прогулка ч. 2 - Новая Басманная улица

DSCN6584.JPG
Далее я решила свернуть на Новую Басманную улицу. Меня манило здание церкви, которое показалось необычным.

Новая Басма́нная улица (в 1918—1922 — улица Коммуны, в XVII веке — Капитанская слободка) — улица в Центральном административном округе города Москвы. Разделяет Басманный и Красносельский районы. Проходит от Лермонтовской площади на Садовом кольце до площади Разгуляй. Нумерация домов ведётся от Лермонтовской площади. На Новую Басманную улицу выходят: с чётной стороны Басманный тупик, улица Александра Лукьянова; с нечётной стороны Красноворотский проезд, Басманный переулок, 1-й Басманный переулок.

Названа в XVIII веке по своему направлению к Басманной слободе. В конце XVII века называлась Капитанской слободкой по расположению в Капитанской слободе, где были расквартированы иноземные полки. В 1918—1922 годах называлась улицей Коммуны.

Улица возникла не ранее 1640-х гг. Здесь жили иноземные офицеры организованых Петром I солдатских полков. Пётр ездил в Преображенское именно по Новой, а не по старой царской дороге, что шла по Покровке и Старой Басманной.

После перевода столицы в Петербург офицеры и тяглецы покинули слободу, и земли её были заселены купечеством. К 1739, когда был составлен мичуринский план Москвы, улица уже приобрела свою нынешнюю форму (сетка Басманных переулков сформировалась только перед Первой мировой войной).

К концу XVIII века купечество постепенно уступило свои земли высшей знати. Судьба улицы тесно связана с династиями Куракиных и Демидовых. Князь А. Б. Куракин в 1742 учредил богадельню, а его потомки выстроили обширный дворец на землях между Садовым кольцом и нынешней железнодорожной веткой. Далее к северу, располагались обширные земли Демидовых; кроме них, в бывшую слободу въехали Головины, Голицыны, Трубецкие. В пожар 1812 года улица выгорела, исключая «несгораемый дом» Голицыных (нынешняя Басманная больница), и в течение последующих тридцати лет на место знати вновь пришло купечество — Алексеевы (династия), Прове, Мальцевы, которые развернули застройку Новой Басманной доходными домами и «новорусскими» усадьбами.

DSCN6585.JPG
Практически прямо за Лермонтовым находится еще один памятник. Здорово смотрится среди тюльпановой поляны.

DSCN6586.JPG
О располагавшейся на месте Лермонтовской площади бирже сезонных рабочих напоминает скульптура Ивана Шадра «Сезонник». Памятник был установлен по предложению Управления коммунального хозяйства Москвы в 1929 году. Существует две версии относительно того, кто стал прототипом сезонника. По одной Шадр лепил скульптура с настоящего сезонного рабочего, который пришел с сыном в Москву на заработки, но его сын неожиданно умер. Именно это состояние запечатлел скульптор. По другой версии, Шадр запечатлел в сезоннике своего отца, сельского плотника.
Источник

DSCN6587.JPG
Куракинская богадельня (шпиталь, с 1820 г. — Странноприимный дом) — инвалидный дом, устроенный в эпоху Русского Просвещения князьями Куракиными на территории их московской усадьбы. Одно из первых богоугодных заведений в Российской империи.

Князь Борис Иванович Куракин (1676—1727), занимавший с 1724 года пост русского посла в Париже, был настолько впечатлён парижским Домом инвалидов, что задумал создать аналогичное богоугодное заведение в Москве. Воплотить свою задумку при жизни ему не удалось. Построить «шпиталь для призрения заслуженных воинов, не имевших средств к существованию» и церковь в честь иконы Николая Угодника, он завещал своему сыну Александру.

В 1731 году императрица Анна Иоанновна своим указом безвозмездно выделила князю Александру Куракину землевладение в Басманной слободе длиной в 50 и шириной в 40 саженей для строительства шпиталя (госпиталя). Щедрый подарок императрицы был обусловлен не только уважением к заслугам Бориса Ивановича Куракина и его благим намерениям, но и заинтересованностью в развитии территории Басманной слободы.

Строительство длилось более 10 лет. В 1742 году состоялось торжественное открытие храма и шпиталя, на котором присутствовала уже новая императрица Елизавета Петровна. Шпиталь стал первым частным благотворительным учреждением в России.

Имя автора архитектурного проекта до наших дней не дошло. Как и завещал Б. И. Куракин, комплекс был построен «с доброю архитектурою», «со всякою прекрасностью» и «по чужестранному обычаю». Существует предположение, что проект разрабатывался парижскими архитекторами. Первоначально здание госпиталя было одноэтажным и имело П-образную форму. Данный архитектурный памятник относят к стилю «аннинского барокко». В духовной книге Б. А. Куракина содержался подробный регламент шпиталя, которому следовали его потомки.

Госпиталь вмещал всего лишь двенадцать пациентов и предназначался для бывших офицеров, получивших увечья. Каждому из них была выделена меблированная комната. В шкафах висела одежда на все времена года. К столу подавали мясо и птицу в скоромные дни и рыбу в постные. Бывшим воинам полагалось вино каждый день и мёд по праздникам. За домом был разбит сад для прогулок. Проживающие должны были придерживаться всего двух основных правил — ночевать в госпитале и посещать службы в храме.

В центре ансамбля находилась церковь Николая Угодника, соединяющаяся с помещениями госпиталя (снесена в советское время). По мнению одного из исследователей, храм имел общие архитектурные черты со знаменитой церковью Сан-Карло-алле-Куаттро-Фонтане в Риме — творением знаменитого итальянского архитектора Франческо Борромини. Главный фасад храма своим изгибом напоминал алтарную апсиду, но был обращен на север и служил притвором. Фасад был украшен портиком, обращенным к воротам. Сохранилась «упрощенная версия» храма Николая Угодника — церковь в подмосковной усадьбе Куракиных Ельдигино.

В 1790-х ансамбль пополнился двухэтажной усадьбой, построенной для своей семьи правнуком Бориса Ивановича Куракина — Степаном Борисовичем. В 1802 году были достроены два служебных корпуса.

В 1820 году «шпиталь» переименовали в Странноприимный дом. В дни праздников в честь Николая Угодника здесь бесплатно кормили до пятисот нищих. Позднее кормление при храме стали заменять выдачей бесплатных билетов в народные столовые.

Во время Отечественной войны 1812 г. в Странноприимном доме Наполеон устроил лазарет для французских раненых, а в церкви Николая Угодника обосновал конюшню. После изгнания противника из Москвы Алексей Борисович Куракин (младший брат Степана Борисовича) отреставрировал церковь.

Последним попечителем храма и Странноприимного дома был правнук Алексея Борисовича — Федор Алексеевич Куракин. В 1902 году он реконструировал основное здание — укрепил фундамент, надстроил второй этаж, расширил оконные проёмы для того, чтобы комнаты стали более светлыми и уютными. При этом здание утратило барочные черты и было оформлено в духе неоклассицизма. Тогда же М. С. Шуцман спроектировал новую уличную ограду.

После революции 1917 г. богадельня была закрыта.

В 1935 году была снесена церковь Николая Угодника, прочие помещения Странноприимного дома вплоть до 1980-х годов использовались под жильё.

После расселения коммунальных квартир здание почти 20 лет простояло заброшенным.

В 1998 г. по указу Ю. М. Лужкова в здании бывшего Странноприимного дома было создано госучреждение — Московский дом национальностей.

В 1999—2003 г. была проведена реконструкция бывшего Странноприимного дома, благодаря которой удалось воссоздать облик здания, который оно имело в XVIII веке. В ходе работ была обновлена стенная кладка, укреплены сводчатые потолки, восстановлены разрушенные колонны из белого камня, переложены оконные проемы, восстановлены лестницы. Былую парадность обрела ограда с ажурными воротами. Внутреннее убранство и инженерные системы были приведены в соответствие с требованиями времени и новыми задачами здания.

Сегодня здесь проводятся концерты, музыкальные и художественные фестивали, конференции и форумы, отмечаются национальные праздники.

DSCN6589.JPG
Дом № 10 — доходный дом Московского Басманного Товарищества, 1913, архитектор (гражданский инженер) А. Н. Зелигсон. Выявленный объект культурного наследия.

DSCN6592.JPG
Дом был построен в 1913 году архитектором Адольфом Зелигсоном по заказу Московского Басманного (Ново-Басманного) Товарищества. Предполагалось, что здание станет частью большого жилого комплекса, возвести который планировалось вдоль всего Басманного тупика до Старой Басманной улицы, однако Первая мировая война и последовавшая за ней революция помешала реализации этого проекта. Тем не менее дом на момент постройки относился к числу самых больших в городе. Для обслуживания дома рядом были возведены ещё несколько зданий.

Дом выполнен в монументальном псевдоготическом стиле. Декор фасада состоит из большого количества деталей, однако целостность композиции от этого не нарушается. Позволить себе квартиру в этом доме могли только люди с большими средствами, это был самый дорогой дом на всей улице. Внешнее оформление и внутреннее убранство здания породило в советские годы легенду, что до революции здесь находился публичный дом. Подъезды были украшены люстрами, планировка квартир была индивидуальная. В одной из хозяйственных построек во дворе располагался гараж.

Окрашенная в другой цвет пристройка во дворе на самом деле старше дома; это остатки особняка прежде находившейся здесь усадьбы XVIII века. Наследники её бывшего владельца, Сергея Дмитриевича Ширяева, продали имение Московскому Басманному Товариществу. Зелигсон не стал при строительстве сносить главный усадебный дом, сделав его частью нового здания. Служебные здания во дворе были построены в 1914 году Зелигсоном и Николаем Фалеевым. В первую очередь обращает на себя внимание дом для конторы доходного дома, выполненный в виде небольшого замка с башенкой. В нём размещались служебные квартиры управляющих; квартиры обслуживающего персонала находились в другом доме.

В 1921—1925 годах в доме проживал Мате Залка, а в 1935—1948-м Алексей Фатьянов. Обоим установлены памятные доски на фасаде дома. Борис Акунин использовал дом («дом общества „Великан“») как место действия книги «Любовница смерти».

В 1980-х годах дом был расселён. После реконструкции дом занимал Арбитражный суд города Москвы, освободивший здание в 2009 году. Сейчас здесь располагается Департамент информационных технологий города Москвы.

DSCN6591.JPG
Напротив та самая церковь, которая меня заинтересовала.

DSCN6593.JPG
Храм апостолов Петра и Павла в Басманной слободе — православный храм, принадлежащий к Богоявленскому благочинию Московской городской епархии Русской Православной Церкви. Один из немногих в Москве примеров петровского барокко, вдохновлённого западноевропейскими формами и мало имеющего общего с древнерусской архитектурной традицией.

DSCN6597.JPG
Первое упоминание храма как церковь Петра и Павла в Капитанской слободе относится к 1695 году, указывается как новопостроенная, деревянная, строительство которой начали в 1692 году. Строительство каменного храма на месте деревянного началось в 1705 году. Строительство храма шло под руководством архитектора Ивана Зарудного, однако некоторые авторы считают, что вывод об участии Зарудного в строительстве был сделан только по стилистическим основаниям. Строительство велось по личному указу Петра I и по лично им составленным чертежам.

однако в некоторых источниках эта версия ставится под сомнение. Достоверно известно лишь то, что Петр I пожаловал на строительство храма 2000 рублей.

31 августа 1708 года освятили престол Петра и Павла, который тогда располагался в нижней церкви. В 1714 году начали возводить верхний храм, но работы были прекращены из-за запрета на каменное строительство в Москве. Закончить строительство храма удалось только к 1723 году под руководством архитектора Ивана Мичурина. Колокольню храма начали строить в 1745 году под руководством Карла Бланка и закончили в 1746 году. В середине XIX века в нижнем храме располагают престолы Николая Чудотворца и иконы Божией Матери «Утоли Мои Печали», а в верхней Петра и Павла.

Храм типа «восьмерик на четверике» стоит на высоком подклете с зимней церковью Николая Чудотворца. С трёх сторон его окружают открытые галереи, а с востока и с запада примыкают два равновеликих объёма — апсида и притвор, соответственно. Украшение фасадов первоначально состояло из профилированных белокаменных карнизов и пилястр. Нынешний необарочный декор появился при поновлении храма 150 лет назад.

Ансамбль храма обогащает богато декорированная колокольня, чья «почти скульптурная пластика … отчётливо противопоставлена лаконичным формам храма, создавая чрезвычайно эффектную по своей художественной выразительности композицию». Кованая барочная решётка середины XVIII века, отделяющая храм от улицы, была изготовлена для церкви на Большой Спасской улице; перенесена на Новую Басманную после сноса этого храма, в 1966 году.

В 1922 году храм захватывают обновленцы. В 1931 году, после сноса храма Христа Спасителя, Петропавловский храм становится кафедральным храмом Первоиерарха православных церквей в СССР митрополита Виталия (Введенского). Здесь же работал обновленческий Священный Синод и размещалась Московская Богословская академия. Окончательно храм закрывают в 1934 году и размещают в нем склад.

В 1960 году прошла реставрация храма, при этом несколько нарушили первоначальный вид храма, установив завершение и шпиль колокольни в «голландском стиле». С 1970 года здание храма отдают в пользование НИИ «Геофизика», который разбил помещение храма на несколько дополнительных этажей. К 1990 году храм настолько обветшал, что пришлось провести косметический ремонт; при этом в тротуар была вмонтирована часть надгробной плиты.

В 1992 храм возвращён Русской Православной Церкви, малое освящение храма состоялось в 1994 году.

DSCN6598.JPG
Дом Стахеева — городская усадьба в Москве по адресу Новая Басманная улица, дом 14, строение 1. Объект культурного наследия федерального значения.

DSCN6599.JPG
Большое владение вместе с располагавшейся здесь усадьбой второй половины XVIII века приобрёл в 1890-е годы купец 1-й гильдии, золотопромышленник Николай Дмитриевич Стахеев. Старые постройки были снесены, на их месте в 1898 году архитектором М. Ф. Бугровским был выстроен богатый особняк в стиле неогрек, на возведение была потрачена сумма в 1 миллион рублей. Бугровский до этого часто работал на Стахеева, построив в Москве по его заказам несколько доходных домов. Отделку в особняке выполнял скульптор В. Г. Гладков.

Дом имеет ярко выраженные черты эклектики. Фасады особняка относятся к «греческому стилю». Залы выполнены в разных стилях: классицизма, барокко, «рокайльная» гостиная, «готическая» столовая, «мавританская» курительная. Интерьеры отличаются доскональной проработкой деталей отделки, в оформлении использованы витражи, инкрустированные паркеты, шёлковые обои, мраморный и лепной декор. От входа в особняк начинается лестница из белого мрамора, ведущая в холл в греческом стиле, который оформлен колоннами и пилястрами из искусственного мрамора розового цвета. На полу возле колонн расставлены высокие светильники с декором в виде сфинксов, а в нишах стен установлены похожие на факелы светильники. В оформлении стен и кессонированного потолка «готической» столовой широко использована деревянная резьба тонкой работы. Стены и потолки «мавританской» курительной комнаты покрыты восточными орнаментами, а для создания оконных откосов этой комнаты были использованы цельные плиты редких пород камня.

Восточное крыло особняка Стахеев отвёл под галерею своей коллекции картин. В западном размещалась контора. Дом отстоит от красной линии улицы, перед ним разбита лужайка. В её центре установлен фонтан «Богиня ночи» (действующий и сейчас), увенчанный чугунной скульптурой девушки с электрическим светильником в руке. Фигура изготовлена в конце XIX века парижскими мастерами. Установленные на главном фасаде в нишах второго этажа фонари и скульптура «Богиня плодородия» напротив окна зимнего сада также произведены в Париже. За особняком имелся большой сад, на территории которого был устроен руинный грот «Бельведер».

DSCN6600.JPG

В 1918 году здание заняло подразделение Народного комиссариата путей сообщения, в 1940 особняк превратился в Центральный дом детей железнодорожников. Подавляющее большинство интерьеров сохранилась до настоящего времени почти без переделок реставраций. Усадебный сад в 1920-е годы был включён в состав недавно созданного сада имени Н. Э. Баумана, расположенный в саду грот сохранился до настоящего времени.

Интерьеры особняка можно увидеть в передаче «Битва экстрасенсов», съёмки которой проходят в доме.

DSCN6601.JPG

DSCN6603.JPG

DSCN6606.JPG
Дом № 23 к. 1, 23-а к. 1 — усадьба Шибаевых (здания XVIII—XIX веков, архитектор А. В. Иванов).

DSCN6611.JPG
Усадебный дом датируется 70-ми годами XVIII века, трёхэтажный дом имел сводчатые потолки на первом этаже, фасад был украшен портиком из пилястр, а первый этаж рустован. Есть версия, что здание возвели по заказу князя Ивана Алексеевича Белосельского, владевшего усадьбой в этой части улицы. В конце XVIII — начале XIX веков хозяйкой дома была вдова коллежского асессора Марфа Яковлевна Кроткова, владевшая также подмосковным имением Молоди и известная своей благотворительностью.

DSCN6608.JPG
В 1870-х годах усадьбу приобрёл купец первой гильдии и нефтепромышленник Сидор Мартынович Шибаев. При новом владельце была выполнена перестройка дома по проекту архитектора А. С. Каминского. Парадный фасад был заново декорирован с использованием деталей в псевдорусском стиле. Окна второго этажа получили наличники с завершениями, место пилястр заняли сдвоенные полуколонки, которые украсили и углы дома.

DSCN6607.JPG
Завершением фасада стали фигурный аттик и две угловые башенки. Новые детали фасада были сделаны из терракоты и окрашены в разные цвета.

После смерти вдовы Шибаева в 1899 году дом приобрело государство, и бывшая усадьба стала отделением Басманной больницы, расположенной неподалёку (дом 26). В советское время здание использовалось для административных нужд. В какой-то момент фасады утратили свою разноцветную окраску, однако она была восстановлена после реставрации в 2016 году. В ходе реставрации в интерьере дома воссоздано колористическое решение, восстановлены камин, орнамент паркета и исторические формы дверных проемов.

DSCN4768.JPG
По отделке чем-то напомнило вот это здание на Мясницкой.

DSCN4769.JPG
Хотя тут более выражен восточный колорит.

DSCN6614.JPG
Дом Перовских. Находится по адресу: улица Новая Басманная, д. 27.
Стиль ампир. Изготовлен из дерева. Украшен пилястрами, венками славы, лентами и медальонами.
На первом этаже находились парадные комнаты. На втором — спальни и столовая.

Здесь бывали Перовские: Николай, губернатор Крыма, Алексей, Антоний Погорельский, Лев, министр внутренних дел и членом Государственного Совета, Василий, генерал-адъютант и Оренбургского генерал-губернатора, Борис, член Государственного Совета, Софья Львовна Перовская, участница убийства императора Александра II. Здесь гостил и Карл Брюллов.

В XVIII веке территорией владели Мордвиновы. В начале XIX века хозяин адмирал Н. С. Мордвинов. С 1810 года по 1811 год здесь проживал Н. М. Карамзин.

В 1812 году постройки во владении пострадали от пожара. В 1819 году построен нынешний облик дома Перовских. В этом же году территорией владеет Мария Соболевская, жена графа Алексея Кирилловича Разумовского. Фамилия их потомков была Перовские. Когда Разумовский умер, то Соболевская вышла замуж за генерал-майора Денисьева.

В 1850 году здесь проживала Елена Денисьева. В 1857 году году хозяева — Алексеевы.

Во время СССР здесь располагались жилые квартиры, а на первом этаже находился продмаг. В XXI веке — центральный офис банка «Огни Москвы».

DSCN6618.JPG
Бывшая Басманная больница, бывшая Городская клиническая больница скорой помощи № 6 (Новая Басманная улица, 26) — больница в Москве. Являлась клинической базой Московского медицинского стоматологического института и Республиканского медицинского университета, а также городским центром по спинномозговой (спинальной) травме.

DSCN6619.JPG
Огромная усадьба Н. Н. Демидова - объект культурного наследия федерального значения - между двумя Басманными улицами почти полностью сохранила структуру с периметральной застройкой вокруг двора и парка и архитектурный облик в духе раннего классицизма. В комплекс зданий бывшей Басманной больницы входят главный дом усадьбы, флигели с оградой и воротами.

DSCN6620.JPG
В 1755—1756 годах граф Н. А. Головин скупил несколько участков и построил здесь деревянные хоромы. От него усадьба, выходившая и на Новую и на Старую Басманные улицы, перешла в конце XVIII века к внуку Акинфия Демидова Никите Никитичу; он, вероятно, и построил по красной линии Новой Басманной улицы большой дворец с двумя каменными флигелями, купленный в 1805 году князем Михаилом Петровичем Голицыным, продавшим перед этим сравнительно небольшой дом на Старой Басманной. Современники писали о «великолепном доме» князя и его «славной картинной галерее», о которой говорили, что её «можно назвать музеем или московским Эрмитажем в малом виде: то же разнообразие предметов, тот же вкус ко всему изящному и то же искусство в размещении их».

После 1812 года дом Голицына в Москве получил прозвище «несгораемого» — он чудом уцелел среди погоревших домов по всей Новой Басманной. В 1831 году Голицын расстался с домом, который уже не мог содержать, и через три года его приобрёл «Попечительный совет о заведениях общественного презрения» для Сиротского училища. В 1837 году, когда в усадьбе разместили Сиротский приют, к восточному торцу здания пристроили домовую церковь Успения Анны; при реконструкции здания был также выстроен новый парадный вестибюль.

Первое больничное учреждение Басманной больницы открылось в 1873 году. 30 октября 1876 года состоялось официальное открытие больницы под названием «Басманная больница для чернорабочих при бывшем здании Сиротского суда в Москве». Попечительским советом первым главным врачом Басманной больницы был назначен доктор медицины П. Н. Федоров — отец знаменитого русского хирурга С. П. Фёдорова. Вместе с временными бараками в отделении насчитывалось 660 коек.

Огромная усадьба Н. Н. Демидова - объект культурного наследия федерального значения - между двумя Басманными улицами почти полностью сохранила структуру с периметральной застройкой вокруг двора и парка и архитектурный облик в духе раннего классицизма. В комплекс зданий бывшей Басманной больницы входят главный дом усадьбы, флигели с оградой и воротами.

С 1877 года — самостоятельная больница.

DSCN6617.JPG
В годы Великой Отечественной войны — военный госпиталь (мемориальная доска). В 1995 году в 19 отделениях — 885 коек.

DSCN6615.JPG
В 2014 г. в рамках оптимизации городского здравоохранения сокращен коечный фонд и медицинский персонал. 19.01.2015 г. решением Департамента здравоохранения г. Москвы ликвидирована как нерентабельное учреждение.

Главный дом и уличные флигели опустели, но охраняются, тепловой контур закрыт, ворота заперты. Владение осталось на балансе Департамента здравоохранения, однако характер дальнейшего использования памятника неясен. Осенью 2016 года приказом Департамента культурного наследия утверждено охранное обязательство.

DSCN6623.JPG
Доходный дом.

DSCN6622.JPG

Дальше свернула на Старую Басманную - я люблю исследовать улицы со сходными названиями.

Продолжение следует
Tags: Москва, больницы, история, прогулки по Москве, скульптуры, усадьбы, фонтаны, фото, храмы, храмы Москвы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments