Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

КРЕСТНЫЙ ПУТЬ В КОЛИЗЕЕ (СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА 2005). Размышления и молитвы Й. Ратцингера (окончание)

Оригинал взят у piotr_sakharov в КРЕСТНЫЙ ПУТЬ В КОЛИЗЕЕ (СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА 2005). Размышления и молитвы Й. Ратцингера (окончание)
Начало см. ЗДЕСЬ.





ВОСЬМОЕ СТОЯНИЕ
Иисус утешает плачущих над Ним иерусалимских женщин

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Лк 23. 28-31
Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?

РАЗМЫШЛЕНИЕ
То, как упрекает Иисус иерусалимских женщин, идущих за Ним и плачущих над Ним, заставляет нас задуматься: как это понимать? Не слышится ли в этом упрек в адрес чисто сентиментального благочестия, которое не становится обращением и переживаемой верой? Недостаточно сожалеть о страданиях этого мира посредством слов и чувств, если наша жизнь остается такой, какой была всегда. Тем самым Господь предостерегает нас от опасности, в которой живем мы сами. Он показывает, как серьезен грех и как серьезен суд. Возможно, мы, несмотря на все наши слова негодования по поводу зла и страданий невинных, склонны слишком недооценивать тайну зла? Быть может, из образа Бога и Иисуса мы, в конечном счете, извлекаем только аспекты нежности и любви, спокойно вычеркнув аспект суда? Бог может принимать нашу слабость не настолько трагически, – думаем мы, – мы ведь всего лишь люди! Но, взирая на страдания Сына, мы видим всю серьезность греха, мы видим, чтó нужно претерпеть, чтобы он был побежден. Перед образом страждущего Господа кончается недооценка зла. Нам Он тоже говорит: «Не плачьте обо мне, плачьте о себе.... Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?»

МОЛИТВА
Господи, плачущим женщинам Ты говорил о покаянии, о дне Суда, когда мы предстанем перед Твоим лицом, перед лицом Судии мира. Ты призываешь нас перестать недооценивать зло, с которым мы смиряемся, чтобы спокойно продолжать жить. Ты показываешь нам серьезность нашей ответственности и опасность того, что на Суде мы будем найдены виновными и бесплодными. Помоги нам не ограничиваться слезами и словами, идя рядом с Тобою. Обрати нас и дай нам новую жизнь. Дай нам не остаться, в конце концов, подобными сухому дереву, но стать живыми ветвями на Тебе, истинной виноградной лозе, и приносить плод в жизнь вечную (ср. Ин 15. 1-10).

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Tui Nati vulnerati,
tam dignati pro me pati
poenas mecum divide.


ДЕВЯТОЕ СТОЯНИЕ
Иисус падает под бременем креста в третий раз

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Плач 3. 27-32
Благо человеку, когда он несет иго в юности своей; сидит уединенно и молчит, ибо Господь наложил его на него; полагает уста свои в прах, помышляя: "Может быть, еще есть надежда"; подставляет ланиту свою биющему его, пресыщается поношением, ибо не навек оставляет Господь. Но послал горе, и помилует по великой благости Своей.

РАЗМЫШЛЕНИЕ
О чем может говорить нам третье падение Иисуса под бременем креста? Может быть, оно заставляет нас подумать о падении человека в целом, об отпадении столь многих людей от Христа в сторону секуляризма без Бога. Но не следует ли нам подумать и о том, как много должен страдать Христос в самой Своей Церкви? Как часто совершаются злоупотребления с Таинством Его присутствия, в какую пустоту и озлобленность сердца зачастую Он входит! Как часто мы празднуем только для самих себя, а Его нет в наших мыслях! Как часто Его слово подвергается искажениям и злоупотреблениям! Сколько маловерия в таких теориях, сколько пустословия! Сколько грязи имеется в Церкви, а особенно – среди тех, кто во священстве должен был бы всецело принадлежать Ему! Сколько гордыни, сколько самодостаточности! Как мало уважаем мы таинство Примирения, в котором Он нас ожидает, чтобы поднять нас из нашего падшего состояния! Всё это присутствует в Его страданиях. Предательство учеников, недостойное принятие Его Тела и Его Крови должно быть самой глубокой скорбью Искупителя, пронзающей Ему сердце. Нам не остается ничего иного, как обратить к нему из самой глубины души вопль: Kyrie, eleison – Господи, спаси нас (Мф 8. 25).

МОЛИТВА
Господи, часто Твоя Церковь кажется нам лодкой, которая отовсюду протекает и уже полностью затоплена водой. И на Твоей ниве мы видим больше плевел, чем пшеницы. Настолько испачканные одежда и лицо Твоей Церкви ужасает нас. Но это мы сами их испачкали! Это мы сами столько раз предавали Тебя, после всех наших высоких речей и жестов. Будь милостив к Твоей Церкви: в ней тоже вновь и вновь происходит падение Адама. Нашим падением мы тянем Тебя к земле, и сатана смеется, надеясь, что Ты больше не поднимешься после падения; он надеется, что Ты, сваленный с ног Твоею Церковью, останешься поверженным на земле. Но ты поднимешься. Ты поднялся, Ты воскрес и можешь восставить и нас. Спаси и освяти Твою Церковь. Спаси и освяти всех нас.

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Eia, mater, fons amoris,
me sentire vim doloris
fac, ut tecum lugeam.


ДЕСЯТОЕ СТОЯНИЕ
С Иисуса снимают одежды

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Мф 27. 33-36
И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место, дали Ему пить вина, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить. Распявшие же Его делили одежды его, бросая жребий; и, сидя, стерегли Его там.

РАЗМЫШЛЕНИЕ
С Иисуса сняли Его одежды. Одежда указывает на социальный статус человека, выделяет его в обществе, делает его кем-то. Публичное обнажение означает, что Иисус больше уже никто: аутсайдер, презираемый всеми. В момент Его обнажения нам вспоминается также изгнание из рая: сияние Бога спадает с человека, который теперь обнаруживает себя голым и выставленным, обнаженным и стыдящимся. Иисус, таким образом, еще раз принимает состояние падшего человека. Обнаженный Иисус напоминает нам о том, что все мы утратили «первую одежду» – сияние Божие. У подножия креста воины бросают жребий, чтобы разделить свою убогую добычу – Его одежды. Евангелисты повествуют об этом, приводя слова из Псалма 22 (21). 19 и, таким образом, говорят то, что Иисус скажет эмаусским ученикам: всё произошло «согласно Писаниям». И это не является простым совпадением: всё, что происходит, заключено в слове Божием и проистекает из Его божественного замысла. Господь переживает все этапы и ступени погибели людей, и каждая из этих ступеней, во всей своей горечи, является шагом искупления: именно так Он возвращает заблудшую овцу. Вспомним также, как Иоанн говорит о том, что предметом жребия был хитон Иисуса, «не сшитый, а весь тканый сверху» (Ин 19. 23). Мы можем усмотреть в этом намек на одежду первосвященника, которая была «тканной из одной нити», без швов (Иосиф Флавий, Иудейские древности III, 161). Он, Распятый, действительно истинный первосвященник.

МОЛИТВА
Господи Иисусе, с Тебя сняли Твои одежды, Ты выставлен на бесчестие, отвержен  обществом. Ты принял на Себя бремя бесчестия Адама и исцелил его. Ты принял на Себя страдания бедных, отверженных миром. Но именно так исполняются слова пророков. Только так ты наделяешь смыслом то, что кажется лишенным смысла. Именно так Ты даешь нам познать, что Отец Твой держит в Своих руках Тебя, и нас, и мир. Даруй нам глубокое уважение к человеку на всех этапах его существования и во всех ситуациях, в которых мы его встречаем. Даруй нам сияющие одежды Твоей благодати.

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Fac ut ardeat cor meum
in amando Christum Deum,
ut sibi complaceam.


ОДИННАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Иисуса распинают на кресте

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Мф 27. 37-42
И поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую. Проходящие же злословили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста. Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили: других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него.

РАЗМЫШЛЕНИЕ
Иисус пригвожден ко кресту. Туринская плащаница дает нам представление о невероятной жестокости этой процедуры. Иисус не пьет предложенный Ему анестезирующий напиток: Он сознательно принимает на себя всю боль распятия. Всё Его тело измучено, подтверждаются слова Псалма: «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (Пс 22 (21). 7). «Мы отвращали от Него лицо свое; Он был презираем... Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Ис 53. 3-4). Остановимся перед этим образом боли, перед страждущим Сыном Божиим. Посмотрим на Него в моменты самонадеянности и удовольствия, чтобы учиться соблюдать пределы и   видеть несерьезность всех чисто материальных благ. Посмотрим на Него в моменты беды и нужды, чтобы признать, что именно так мы оказываемся близки к Богу. Будем стремится узнать Его лицо в тех, кого нам хочется презирать. Перед осужденным Господом, Который не желает использовать Своего могущества, чтобы сойти с креста, но, напротив, претерпевает крестные страдания до конца, возникает еще одна мысль. Игнатий Антиохийский, будучи сам закован в цепи за веру в Господа, восхвалял христиан Смирны за их непоколебимую веру: по его словам, они как бы пригвождены плотью и кровью ко кресту Господа Иисуса Христа (Послание к Смирнянам 1, 1). Пригвоздим себя к Нему, не поддаваясь никакому искушению оторваться от Него и уступить насмешкам, которые стремятся побудить нас к этому.

МОЛИТВА
Господи Иисусе Христе, Ты дал пригвоздить Себя ко кресту, приняв ужасную жестокость этой муки, разрушение Твоего тела и Твоего достоинства. Ты дал пригвоздить Себя, Ты принял страдания, не бежав от них, без компромиссов. Помоги нам не бежать того, что мы призваны исполнить. Помоги нам крепко привязаться к Тебе. Помоги нам разоблачать всякую ложную свободу, которая стремится отдалить нас от Тебя. Помоги нам принимать Твою «связанную» свободу и находить в тесном союзе с Тобою истинную свободу.

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Sancta mater, istud agas,
Crucifixi fige plagas
cordi meo valide.


ДВЕНАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Иисус умирает на кресте

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Ин 19. 19-20
Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски.

Мф 27. 45-50, 54
От шестого же часа тьма была по всей земле  до часа девятого; а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он. И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить; а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий.

РАЗМЫШЛЕНИЕ
Над крестом Иисуса на двух мировых языках того времени, греческом и латинском, и на языке избранного народа, еврейском, написано, что Он – Царь иудеев, обещанный Сын Давидов. Пилат, неправедный судья, вопреки своему желанию стал пророком. Перед лицом мирового общественного мнения оказалась провозглашена царственность Иисуса. Сам Иисус не принял титула Мессии, потому что с ним связывалась ложная ­– человеческая – идея власти и спасения. Но теперь этот титул смог открыто присутствовать над Распятым. Таким образом, Он воистину – Царь мира. Теперь он воистину «вознесен». В Своем нисхождении Он вознесен. Теперь Он радикально исполнил заповедь любви, Он отдал Самого Себя и поэтому теперь являет истинного Бога, Того Бога, который есть любовь. Теперь мы знаем, Кто есть Бог. Теперь знаем, какова она – истинная царственность. Иисус молится словами 22-го Псалма, который начинается так: «Боже мой, Боже мой, для чего Ты меня оставил?» (Пс 22 (21). 2). Он принимает в Себя весь страдающий Израиль, всё страдающее человечество, его трагедию помрачения Бога, и делает так, что Бог являет Себя именно там, где кажется, что Он окончательно потерпел поражение и отсутствует. Крест Иисусов – космическое событие. Мир погружается во тьму, когда умирает Сын Божий. Земля сотрясается. И рядом с крестом берет свое начало Церковь язычников. Римский сотник сознаёт, признаёт Иисуса как Сына Божия. С креста Он одерживает победу, вновь и вновь.

МОЛИТВА
Господи Иисусе Христе, в час Твоей смерти померкло солнце. Вновь и вновь Тебя пригвождают ко кресту. Именно в этот час истории мы живем в помрачении Бога. Неизмеримыми страданиями и злодеяниями людей лицо Бога, Твое лицо, оказывается затемнено, оно становится неразличимо. Но именно на кресте Ты оказался признан. Именно как страдающий и любящий Ты оказываешься превознесен. Именно отсюда Ты побеждаешь. Помоги нам в этот час тьмы и потрясений узнавать Твое лицо. Помоги нам верить в Тебя и следовать за Тобою именно в час тьмы и нужды. Яви Себя вновь миру в этот час. Яви ему Твое спасение.

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Fac me vere tecum flere,
Crucifixo condolere,
donec ego vixero.


ТРИНАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Иисуса снимают с креста и отдают Матери

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Мф 27. 54-55
Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий. Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему.

РАЗМЫШЛЕНИЕ
Иисус умер, Его сердце пронзено копьем римского воина, и оттуда истекли кровь и вода: мистические образы потоков таинств, – Крещения и Евхаристии, – которыми от пронзенного сердца Иисуса вновь и вновь возрождается Церковь. Ему не были перебиты голени, как другим распятым; так Он являет Себя истинным пасхальным агнцем, у которого ни одна кость не должна быть сокрушена (ср. Исх 12. 46). И теперь, когда Он всё претерпел, видно, что, несмотря на всё смятение сердец, несмотря на господство ненависти и подлости, Он не остается один. Здесь те, кто верен. У подножия креста стояли Мария, Его Мать, Ее сестра Мария, Мария Магдалина и ученик, которого Он любил. Теперь приходит и богатый человек Иосиф из Аримафеи: этот богатый человек находит, как пройти через игольное ушко, ибо Бог дает ему такую милость. Он погребает Иисуса в своей еще нетронутой гробнице в саду: там, где погребен Иисус, кладбище преображается в сад, в тот сад, откуда был изгнан Адам, когда отпал от полноты жизни, от своего Создателя. Гроб в саду позволяет нам думать, что власть смерти близится к концу. Приходит также член синедриона Никодим, которому Иисус возвестил тайну рождения от воды и Духа. Даже в синедрионе, где было принято решение о смерти Иисуса, есть кто-то, кто верит, кто узнаёт и признаёт Его, когда Он мертв. В час великой борьбы, великого затмения и уныния, таинственно теплится свет надежды. Бог сокровенный остается, тем не менее, Богом живым и близким. Мертвый Господь остается, тем не менее, Господом и нашим Спасителем, даже во мраке смерти. Церковь Иисуса Христа, Его новая семья, начинает созидаться.

МОЛИТВА
Господи, Ты сошел во мрак смерти. Но Твое тело было принято добрыми руками и обвито чистою  плащаницею (Мф 27. 59). Вера не умерла полностью, солнце не зашло совсем. Как часто кажется, что Ты дремлешь! Как легко мы, люди, отдаляемся и говорим себе: Бог умер. Дай нам в час тьмы узнавать, что Ты, тем не менее, здесь. Не оставляй нас одних, когда мы стремимся погубить душу. Помоги нам не оставлять Тебя одного. Дай нам верность, которая тверда в час смятения, и любовь, принимающую Тебя в те минуты, когда Ты в этом крайне нуждаешься, как Матерь Твоя вновь приняла Тебя в Свои объятия. Помогай нам – бедным и богатым, простым и образованным, – видеть, сквозь все свои страхи и предрассудки, и приносить Тебе в дар наши способности, наше сердце, наше время, предуготовляя таким образом тот сад, где может произойти воскресение.

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Vidit suum dulcem Natum
morientem desolatum,
cum emisit spiritum.


ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ СТОЯНИЕ
Иисуса погребают

V/. Adoramus te, Christe, et benedicimus tibi.
R/. Quia per sanctam crucem tuam redemisti mundum.

Мф 27. 59-61
И,  взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился. Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба.


РАЗМЫШЛЕНИЕ
Иисус, отверженный и обесславленный, со всеми почестями полагается в новый гроб. Никодим приносит сто фунтов состава из мирры и алоя, способного источать богатое благоухание. Теперь, как прежде при помазании в Вифании, в даре Сына открывается та безмерность, которая напоминает нам о щедрой любви Бога, о «преизбытке» Его любви. Бог совершает щедрое дарование Самого Себя. Если мера Божия преизбыточествует, то и нам ничего не должно быть жалко для Бога. Это то, о чем учил Иисус в Нагорной проповеди (Мф 5. 20). Но нужно вспомнить также слова святого апостола Павла о Боге, Который «нами распространяет во всяком месте благоухание познания о Христе. Ибо мы Христово благоухание...» (2 Кор 2. 14-15*). В условиях разложения идеологий наша вера должна снова быть благоуханием, которое вернет нас на стези жизни. В час погребения начинают осуществляться слова Иисуса: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин 12. 24). Иисус – пшеничное зерно, которое умирает. Из умершего пшеничного зерна начинается великое умножение хлеба, которое продолжается до скончания века: Он есть хлеб жизни, способный насытить в преизбытке всё человечество и дать ему пищу жизни – вечное Слово Божие, ставшее плотью, а также хлебом, ради нас, крестом и воскресением. Над погребением Иисуса сияет тайна Евхаристии.

МОЛИТВА
Господи Иисусе Христе, в погребении Ты сделал смерть пшеничного зерна Твоею смертью, Ты стал пшеничным зерном, которое приносит много плода в течение всех времен вплоть до скончания века. Из гроба во все времена сияет обетование пшеничного зерна, откуда происходит истинная манна, хлеб жизни, в котором Ты даруешь Себя нам. Вечное Слово через воплощение и смерть стало близким Словом: Ты полагаешь Себя в наши руки и в наши сердца, чтобы Твое слово возрастало в нас и приносило плод. Ты даруешь Самого Себя посредством смерти пшеничного зерна, чтобы и мы имели мужество терять свою жизнь, дабы обретать ее; чтобы и мы доверяли обетованию о пшеничном зерне. Помоги нам всегда любить и чтить Твою евхаристическую тайну, поистине живя Тобою, Хлеб небесный. Помоги нам становиться Твоим «благоуханием», делать зримыми пути Твоей жизни в этом мире. Как пшеничное зерно поднимается из земли в виде стебля и колоса, так и Ты не смог остаться во гробе: гроб пуст, потому что Он – Отец – Тебя «не оставил в аде, и плоть Твоя не видела тления» (Деян 2. 31*; ср. Пс 16 (15). 10 LXX). Нет, Ты не увидел тления. Ты воскрес и предоставил преображенной плоти пространство в недре Божием. Сподобь нас радоваться этой надежде и, радостно неся ее в мир, быть свидетелями Твоего воскресения.

Pater noster, qui es in caelis
sanctificetur nomen tuum;
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua, sicut in caelo, et in terra.
Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;
et dimitte nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

Quando corpus morietur,
fac ut animae donetur
paradisi gloria. Amen.

________________________________________

© Перевод с итальянского и немецкого Петра Сахарова.



.

Tags: via dolorosa, Великий пост, Папа Бенедикт XVI, Страстная неделя, молитва, размышления на Крестный Путь, размышления о вечном, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments