Упавшая с небес (johanajollygirl) wrote,
Упавшая с небес
johanajollygirl

  • Mood:

Принципы христианского психологического консультирования

Работая в качестве практикующего психолога и психотерапевта, а также преподавая христианский подход к консультированию студентам в рамках курса «Основы христианского психологического консультирования», я стараюсь чётко и просто сформулировать те принципы, на которых основывается конструктивных христианский подход, который не уходит целиком в плоскость духовности, но и не остаётся светским. Это требует интеграции базовых понятий христианства и гуманистической психологии. Конечно, моё мироощущение и видение профессии пластично, но на сегодня я вижу базовые принципы христианского подхода к консультированию такими:

1) Человек воспринимается как образ Божий. Это сближает христианство с гуманистическим подходом, в котором каждый человек рассматривается как добрый по своей природе, стремящийся к развитию и творчеству. Библия содержит призыв быть совершенными как небесный Отец, а Афанасий Великий писал: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Примечательной является также история, рассказанная митрополитом Антонием (Сурожским). Когда владыку спросил молодой человек: «Вот вы верите в Бога, а в кого верит Бог?», то митрополит Антоний, немного подумав, ответил: «Бог верит в человека». Консультант, способный верить в человека, обратившегося к нему за помощью, создаёт для него динамическую перспективу – шанс стать таким, каким он его видит, лучше, чем он есть сейчас. Этот принцип был озвучен психотерапевтом Виктором Франклом в знаменитой лекции 1972 года, но его смело можно назвать евангельским, ведь вера Христа в мытарей и блудниц сделала возможной для них прийти к святости.

2) Приоритет вопросов смысла и ценностей. Христианская психология концентрируется не только на бытии человека, она затрагивает тему ориентиров, по которым движется человек. «Где сердце ваше, там и сокровище ваше» и «Ищите прежде Царства Небесного» — прекрасные иллюстрации того, что христианское видение сферы ценностей и потребностей иерархично. Человеку свойственно иметь и биологические, и социальные, и духовные потребности, но именно духовные потребности, отражающие жажду глубины и смысла, задают вектор развития личности. Поэтому вопрос «Зачем?» становится очень важным. Смысл жизни не тождественен обретению веры. Нам необходимо видеть смысл за каждым поступком, понимать, как он влияет на мир вокруг нас и на нас самих. В процессе консультирования мы вместе с клиентом задумываемся о руководящих принципах его жизни, проводим их ревизию и, если необходимо, проводим их коррекцию. Это похоже на коррекцию курса корабля: если ты не знаешь куда идёшь, то никогда не доберёшься до места назначения.

3) Христианство, а значит и христианское консультирование коммуникативны. Сама система заповедей описывает две стороны жизни – отношения с Богом и отношения с людьми. Собственно, человек, в определённом роде, является суммой его отношений. Иногда даже не важно, насколько мы развитые и глубокие личности, если мы не умеем быть внимательными к ближним и осознавать, как наши слова, дела и мысли скажутся на атмосфере, в которой мы живём в мире людей. «Если я говорю языками ангельскими, а любви не имею, я – медь звенящая и кимвал звучащий». Весомую часть тем консультирования, таким образом, составляют темы практической этики, понимания того, как мы можем, меняя наше собственное отношение к миру и людям, менять условия жизни. Кроме того, центральным способом консультативной работы становится диалог. Он же оказывается главным инструментом изменения жизни. Важно учиться говорить с людьми о проблемах, но в том виде, в котором они могут нас услышать и не быть оскорблены. Ключом эффективного общения является не ловкость манипуляций людьми, а способность принимать, сочувствовать и вчувствоваться, быть открытым. Похожим образом строятся и отношения с Богом. В силу сказанного, христианский консультант недирективен. Он не скажет клиенту, что делать и куда пойти, но будет вместе с ним проходить через его жизненные трудности, поддерживая и помогая выбрать тот путь, в котором клиент сможет разрешить свои трудности и не навредить тому окружению, в котором живёт. В конце концов, каждая из сторон конфликта руководствуется своей правдой, а, следовательно, ослеплена неведением и раздражением, направленным на тех, кто не соответствует нашим требованиям. Только вот они и не обязаны им соответствовать.

4) Внимательность к намерениям. Эта тема очень ярко звучит в Евангелии и является подлинно психологической. Христианство – это не свод правил о должном поведении. Более того, правила вторичны по отношению к человеку (например, «суббота для человека, а не человек для субботы»). Христос уделяет гораздо больше внимания внутреннему содержанию, чтобы мы не стали подобны гробам – красивы снаружи, но отвратительны внутри. Антагонизм Иисуса и фарисеев – это как раз и вопрос формы и содержания. Христианам очень знакомо это противоречие на собственном опыте. Очень хочется быть хорошим прямо сейчас, но в сознании то и дело возникают и гнев, и желание обмануть, и корысть, и многое другое. Поэтому начинается массовое подавление чувств, война с самим собой, которая и приводит к тому, что человек сосредоточивается на внешнем, чтобы выглядеть в глазах других благочестиво и правильно, но не учится новым способам работы над внутренним миром, кроме подавления и отрицания. Конечно же, эта проблема актуальна не только для христиан. Ею пронизана наша культура, в которой делать одно, говорить второе, а думать – третье стало нормой жизни. В душевном мире всё это создаёт неконгруэнтность – противоречие внутреннего и внешнего, которое создаёт раскол в самом человеке. Внимательность к намерениям означает приоритет работы над тем, как мы воспринимаем и чувствуем жизнь, какими ценностями, целями и мотивами руководствуемся, а не над тем, как мы себя ведём. У каждого поведения есть причина и наша задача – выяснить её, даже если она изначально не осознаётся. Но выяснение требует сначала способности принимать и признавать своё несовершенство. Особенно это требование касается консультанта, который даёт возможность клиенту быть собой, чтобы исследовать его внутреннюю реальность открыто, не прибегая к огромному арсеналу защит. Принятие создаёт возможность доверять. Только честно признавая движения своей души без немедленного порыва к борьбе с ними, можно создать настоящий план духовного роста, способный изменить человека на уровне намерений, ценностей и потребностей.

5) Осознанность. Этот принцип соединяет в себе волю и внимательность. Он привносит объективность, помогая видеть клиента, самого себя и процесс консультативных отношений как бы со стороны, подмечая их особенности и атмосферу. В православной традиции используется прекрасное понятие «трезвение», близкое по своему смыслу к осознанности, которое означает внимательность к страстям, способность понимать движения своей души и видеть их последствия. Осознанность помогает сохранять профессиональную позицию – быть живым и естественным в отношениях с клиентом, но, между тем, отслеживать те процессы, которые могут навредить вам и ему. Кроме того, она позволяет накапливать фактический материал по итогам встреч, анализируя который мы можем оценить сильные и слабые стороны клиента, отметить его прогресс, сформулировать глубокие и точные вопросы, которые могут быть заданы во время консультации.

6) Вера, надежда, любовь. В процессе консультирования мы будем понимать их не только как безусловные христианские добродетели. Каждая из них приобретает особое звучание в контексте консультирования. Надежда означает способность видеть шанс на улучшение даже в самой трудной ситуации. Она особенно важна в работе с отчаявшимися или уставшими от своих проблем людьми. Корни надежды христианского консультанта кроются в его понимании, что человек – образ Божий и обладает огромным потенциалом для трансформации. Даже если всё выглядит плачевно, христианин оставляет место для чуда, потому что невозможное человеку возможно Богу. Вера для христианина – это, во-первых, категория опыта и отношений, отражающая способность строить отношения с духовной сферой. Фактом веры в духовной жизни являются молитва и жизнь в Божьем присутствии (про первого праведника – Еноха – сказано в Писании очень коротко – «он ходил пред Богом»). Крепкая вера – это такая жизнь, в которой я переживаю реальность Бога каждый момент времени, а не урывками. Точно так же и в межличностных отношениях, я верю в человека, если он оставляет след в моей памяти, я могу обращаться к опыту общения с ним в любой момент времени. Клиенты, несомненно, оставляют след в душе консультанта. В силу этого консультирование и психотерапия – не конвейерная работа, а очень личная и штучная. Даже если клиентов у психолога много, он не имеет права работать с ними по шаблону. В таком случае подход психолога обезличивается, что сразу сказывается на эффективности психотерапевтического и консультативного процесса не в лучшую сторону. Во-вторых, вера означает, как говорил апостол Павел, «исполнение ожидаемого и уверенность в невидимом». Она означает способность видеть ресурсы в клиенте, искать и развивать те сильные стороны его личности, на которые можно опираться, разрешая его жизненные трудности. Любовь в измерении психологии чаще всего понимается как способность к безусловному принятию. Она означает готовность работать с любым человеком, даже с непонятным и отталкивающим. Способность к принятию побуждает задаваться вопросом о причинах проблем клиента, а не осуждать и отторгать его. Получая опыт принятия, клиент учится строить конструктивные отношения с консультантом, людьми вокруг и самим собой, он видит, что возможно не судить, а видеть доброе и человеческое в каждом.

Несложно заметить, что я считаю духовные и психотерапевтические отношения родственными, но всё же параллельными процессами. Это во многом связано с тем, что клиентами психолога становятся не только верующие люди, а христианский подход – это не психотерапия только для христиан.

Кроме того, даже в душе верующего много полутонов. На скрижалях сердца начертан личный опыт, а не катехизис, поэтому меня как психолога интересует личное отношение человека к вопросам веры, на которое часто накладываются психологические проблемы. К тому же, я не устаю повторять, что христианская психология – это не какая-то особенная психология, а та, которую практикует каждый конкретный психолог-христианин. Сама же по себе психотерапия – сфера очень творческая. Добавлю от себя, что, наверное, главное отличие христианского психолога от нехристианского – это то, что он молится за своих клиентов, его профессиональная жизнь не оторвана от его веры. Если этот принцип соблюдается, то большая часть того, что описал выше, естественным образом привносится в процесс консультирования.

Максим Чекмарев

Рускатолик.рф
Tags: психология, религия, статьи, христианская психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments